Все о породе ДРАТХААР

Национальная Ассоциация Дойч-Дратхаар!!!
Текущее время: 17-11, 17:49

Часовой пояс: UTC + 2 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 62 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 12-01, 12:16 
Не в сети
ветеран форума

Зарегистрирован: 02-08, 18:40
Сообщения: 472
Откуда: Караганда
Управление (натаска) собаки на практике.
(с учетом требований рабочих испытаний собак)

В то время как предыдущая часть книги рассматривала способы воспитания и обучения собак, которые подходят разным породам: Легавые, розыскные и норные, естественно для последних двух не рассматривается работа со стойкой. То при рассмотрении управления на практике, работа с норными собаками вынесена в отдельную главу, так как это уже абсолютно из другой области работ. В основном же практическое управление между легавыми и розыскными породами не имеет принципиального различия за исключением работы со стойкой. Лишь имеются сложности в аппортировании, которые определяются размерами мелких пород. Поэтому в этой части книги мы будем рассматривать работу легавых и розыскных собак совместно.
Управление легавой и розыскной собакой.
Как только собака готова и прошла базовую дрессировку, мы начинаем давать ей самостоятельность в угодьях. Это замечательная подготовка для охотника и собаки. Никакие другие упражнения не будут так содействовать установке собаки на своем хозяине как свободное хождение у ноги. Хозяин и собака впервые сливаются в совместной охотничьей страсти. Охотник без собаки это просто стрелок, а собака без охотника это браконьер, в лучшем случае бесполезное животное. Упомянутую совместимость делает только полная взаимно дополняющая ориентированность друг на друга. Лучшее средство достичь этого в любой охотничьей ситуации это свободное хождение у ноги. Между тем, на общественных охотах при многочисленных отвлечениях, еще нельзя требовать от молодой собаки стабильного выполнения, свободного хождения у ноги, но при любой возможности нужно достигать выполнения этой команды. Надежное выполнение "Лежать" предотвращает во всех жизненных обстоятельствах при отвлечениях и немедленно препятствует, какой либо самостоятельности. Через команды "Лежать", "Ко мне" и "Рядом" собака через несколько недель будет так концентрироваться , что можно будет без затруднений свободно передвигаться в угодьях.
Работа в лесу
Кровяная работа - почти во всех угодьях имеет важное значение. Угодья без наличия копытной дичи относительно редки. На искусственном кровяном следу- как описано выше- подготовленная собака ознакомлена со всеми тонкостями работы по кровяному следу и применяется без серьезных трудностей на практике, если мы при переходе на практику следим за тем чтобы первые работы всегда приводили к результату и собака не пыталась отвлекаться на более сильные запахи. Поэтому правильно будет,при первых работах по кровяному следу ставить на след собаку только при поиске наиболее вероятно подстрелянного зверя, во всяком случае не для поиска, при котором необходима гоньба (выстрел в движении) и прежде всего никогда не работать на свежих следах.
Абсолютно было бы ошибочно захотеть обучать собаку на следу после многочисленных проходов зверей и охотников с выстрелами в течение следующих 1-2 часов. Такими упражнениями мы бы достигли обратного эффекта, а именно: Настройки на грубое обоняние. Работа по кровяному следу обозначает, и мы всегда должны помнить - это сконцентрированная работа на самые незначительные частички запаха. Мы пытались обучать этому нашего воспитанника на искусственном кровяном следе. Если теперь во время практической работы, мы начинаем работать по следу раненного зверя истекающего обильно кровью, и к тому же после прошествии короткого времени, где в такой существенной концентрации нет необходимости, то вся наша прежняя работа была бы зря проделана.
Я рекомендую оставлять свежий кровяной след минимум 5-6 часов, а лучше на 12-24 часов и затем ставить собаку. Если знают место падения зверя, то идут туда вскрывают и убирают внутренности, чтобы туша проветривалась. Собака очень легко теряет навык на практических работах, которые не предъявляют существенных требований к чутью. Собака должна убеждаться на опыте, как на искусственном, так и на естественном следе, что все действия (движения) которые проделывает ведущий при исследовании следов, указывают на то, что здесь необходима абсолютная концентрированная работа. Поэтому гоньба (травля) раненных животных у молодых собак и неопытных собак всегда чревата и по возможности избегается всеми опытными ведущими. Даже позже, когда у собаки уже есть опыт работы по кровяному следу, стараемся отрабатывать всегда старые следы. Для практики требуется частая работа по старым следам (После вечернего выстрела, розыск в незнакомых других угодьях), где мы могли бы отрабатывать следы 2-10 часов простоя.
Когда собака на практике приводит к туше, естественно она возбуждена от охотничьих переживаний и пытается потрясти убитое дикое животное. У свиней я отношусь к этому спокойно. Меня не волнует, по какому месту собака хватает. У косули и благородной дичи, обращаю внимание на удушение. Разумеется, я не позволяю трепать тушу четверть часа, но считаю короткое активное хватание нужным. У косули, оленя я показываю и запрещаю хватать все кроме горла. После нескольких упражнений, большинство собак очень быстро учатся уже на первой туше. Также после вскрытия туши я всех своих кормлю селезенкой и свернувшиеся кровью.
Если собака обучалась к докладу лаем или указанием, после каждой работы остается возле копытной дичи. Принципиально нельзя искушать собаку-докладчика к отпусканию на выстрел. Здесь велика опасность, что она будет ожидать отпускания, забывать концентрироваться на следу и работа на ремне будет от этого страдать. Этому можем противодействовать посредством того, что мы по возможности часто и долго выполняем с ней работу на ремне, без отстегивания. Только если она делает это, действительно надежно и радостно я могу идти на практическую работу.
Чтобы ознакомить собаку докладу теплой туши, рекомендуется до подхода к туше, позволить собаке выйти на ветер и разыскать бьющую в агонии тушу косули. Как только она прочует, дрессировщик уходит в заросли, а в случае необходимости укладывает собаку и чутко наблюдает. Большинство собак побегут душить, некоторые будут кружить вокруг, вряд ли кто будет сразу лаять. Оставляем собаке минуту спокойствия, и если она не делает попытки аппортирования, после того как уляжется ее первое возбуждение подаем голосовую команду "Отдай голос". Если же собака собирается покинуть тушу, то немедленно командуем 100-кратно изученную команду "К козлу". Если с учеником данное упражнение тщательно отработано, то он немедленно вернется к туше, и будет отдавать голос (лаять). Что сейчас происходит, должно быть для собаке в радость. Ведущий медленно приближается под постоянные одобряющие слова, ласкает и дает кусочек корма. Ошибочно захотеть требовать от собаки на первый раз, десятиминутного лая. Это событие должно чувствоваться собакой как прекрасное и приятное. Нужно использовать каждый случай таким образом подводить собаку к туше. Также нельзя позволять до этого подходить никому к туше, так как потревоженная человеческой рукой туша, имеет значение неприкосновенности для собаки. Впрочем, также могут влиять на это и ведущие к туше человеческие следы. По возможности можно отпускать собаку свободно к туше до 150 метров, чтобы она отработала кровяной след , и затем осталась у туши лаять. Теперь можно продлевать продолжительность отдачи голоса (лая). При всех этих упражнениях должна присутствовать радостная работа и веселое настроение. Принуждение применяется только при базовой дрессировке, а при переходе на практическую работу приносит только вред. Поэтому к упражнениям с теплой тушей косули приступают только, если базовая дрессировка прочно освоена собакой. По прошествии времени, не менее 4 часов (чтобы испарился человеческий запах) собаку выпускают на территорию для отыскивания и стараются находится на расстоянии от нее. Если она находит косулю, ведущий делает вид, что не заметил этого, спокойно идет дальше, но при этом чутко наблюдает за воспитанником. Если собака пытается покинуть найденную тушу, то немедленно раздается команда "К козлу". Собака должна научится, что даже каждую случайно найденную дичь не должна покидать, а должна оставаться при ней и подавать голос. В случае правильного выполнения также щедро хвалим собаку.
Докладчик по мертвой дичи голосом (лаем) т.е."Totverbeller" - это великолепная вещь, если только он работает. И работать будет только тогда, если владелец регулярно и много будет с ним заниматься. Бессмысленно захотеть купить себе собаку "Totverbeller" как автомобиль!
Работа же с собакой докладчиком указанием, т.е. "Totverweiser" на практике не так сложна. Вероятно что тысячекратно повторенные упражнения по аппортированию переходят в плоть и кровь собаки так, что поднятие брингзеля она делает более или менее механически. У меня были собаки которые без какого либо воздействия у первой же косули брали в зубы брингзель и приносили. Да в случае с короткой гоньбой раненной косули, с последующим затиханием. Я видел одного кобеля, который, стоял после затихания косули стоял несколько секунд в нерешительности, и потом рефлекторно хватал брингзель в зубы и абсолютно безупречно анонсировал. Однако это не правило, так как теплый запах только что убитого животного так возбуждает собаку, что она сначала забывает об анонсе (докладе). Поэтому мы используем каждую теплую тушу, чтобы разучивать анонс (доклад) на коротких расстояниях. Энергичная команда "К козлу" напоминает ему о тех же самых ситуациях у чучела косули и у холодной туше. Если собака делает попытки душить или дергать тушу, то звучит жесткая команда "Тьфу". Во всех случаях, после работы на ремне, не доходя 10 шагов, если вы уже видите тушу - отстегивают пряжку на ремне и командуют "К козлу". Самые большие трудности возникают при "Verbeller" так и при "Verweiser", когда после неизбежной гоньбы подранка, собака валит и душит животное. Сначала травля и потом удушение настолько забирает его физические и психические силы, что собака забывает изученную дрессировку. Даже в тех случаях, когда мы видим конец травли - что бывает очень редко, ни в коем случае нельзя воздействовать на собаку. Сначала ей дают отдохнуть физически и позволяют стихнуть ее внутреннему возбуждению. После примерно 10 минутного перерыва можно узнать, достаточно ли подготовлена собака к докладу и остается ли у туши. Теперь можно подбодрить ее, возгласами к подаче голоса, и то надо довольствоваться незначительным лаем и показывать ей радость. Но если собака покидает тушу, охотник столкнется с трудностями. Если он видел конец травли или он знает, где лежит туша, то необходимо привести собаку туда и с твердостью, как и в предыдущих упражнениях оставить ее там лаять, хотя вместе с эти есть опасность что собака свяжет это неправильно и у нее возникнет негативный опыт. Такие случаи исключительно трудны, из за чего я только могу советовать обращать особое внимание при всех упражнениях докладу лаем, на то чтобы собака хорошо усвоила оставление у туши.
При "Verweiser" такие трудности не встречаются. Оставление у туши не напрягает. Собака возвращается всегда радостно, и все ее движения выражают: "у меня есть он", Даже если собака пришла без брингзеля в пасти или где-то потеряла его, у нее есть всегда стремление снова добежать до туши. Я посылаю ее в таком случае снова с ободряющим словом »Verwundt« т.е. подранок. В конце главы "Работа по кровяному следу " я еще раз повторяю из-за огромной ее важности в практической охоте: Работа на ремне является ее основой. Она составляет больше 90% работы при розыске подранка.

Подача потерянного т.е. "Das Verlorenbringen" - на практической охоте в угодьях с мелкой дичью наиважнейшая задача охотничьей собаки. При этом суть лежит в слове "Verloren" т.е. "Потерянное". Естественно подача также важна, но научить этому собаку качественно, может каждый усердный дрессировщик, и для этого особого таланта от хозяина или собаки не требуется. Иначе обстоит дело с нахождением раненной выстрелом и убежавшей дичью. Бегающий (подлетающий) фазан, ныряющая утка в плотном камышовом водоеме и убежавший заяц со свинцовой дробью в теле, предъявляют к собаке наивысшие требования, с которыми не всякая собака справится. В особенности наибольшие трудности создает собакам след раненного зайца с простоем 10 или 15 минут. Чем темпераментнее собака, тем легче она теряет самообладание и спокойствие на нем. Отработка не совсем свежего следа зайца, требует абсолютного спокойствия и концентрации на долгое время, даже в более значительной мере чем, оставленный на суше или водный след пернатой дичи.
Задачи охотника на практической охоте:
1. Учить собаку поднимать и приносить теплую дичь;
2. Настраивать молодую собаку работать только носом, по возможности исключать работу глазами;
3. Поощрять концентрированную работу нижним чутьем и постоянство в работе на следах;
4. Нарабатывать опыт практической охоты.
Задача 1. Подготовленная и прошедшая базовую дрессировку собака, в общем, не создаст сложностей при подаче теплой дичи. Все же надо использовать каждый подходящий случай, и давать возможность собаке приносить теплую подстреленную дичь, чтобы это стало для нее естественной привычкой. Заяц в этом отношении на особом положении. Шкура убитого, но еще теплого зайца настолько свободно на теле, что собаке требуется приспосабливаться схватить его, чтобы принести не уронив. Поэтому обучают пару раз собаку на веревке и обращают внимание на быстрое поднятие. Затем несколько раз практикуют на обратном следе ведущего. При этом у собаки вырабатывается стремление, по собственному желанию, быстро подобрать дичь и принести своему хозяину. Таким образом, она быстрее всего учит технику хватания. К этому относится схватывание за позвоночник.
Задача 2. Так как самая важная и сложная часть "подачи потерянной дичи" лежит в удержании следа, охотник должен делать все, чтобы способствовать надежной работе и вязкости по следу и воздерживаться от всего того, что может отрицательно влиять на желание собаки ходить по следу. К последнему принадлежит почти вся работа на глаз, будь то гоньба увиденной дичи, будь то подача дичи, которую собака видела как упала после выстрела и осталась лежать. Мы должны по возможности стараться исключать работу на глаз. Разумеется, нельзя совсем избегать гоньбу на глаз. У пятимесячного щенка для способствования его скороспелости и уверенности в себе, несколько раз погонять зайца иногда даже желательно. Однако, как только собака начинает искать зайцев самостоятельно и травит (гонит) их дальше, чем 300-400 метров, мы уже должны избегать таких работ. Слишком велика опасность, что теперь наш воспитанник будет пытаться находить дичь глазами, и вследствие этого будет забывать использовать чутье. Напротив, короткая гоньба, после хорошей следовой работы, которая привела собаку к дичи, может быть даже полезна. После нескольких таких повторений собака делает вывод, что следовая работа и использование чутья приводит к дичи.
Очень много охотников, совершают ошибку позволяя собаке подавать упавшую в пределах видимости дичь сразу после выстрела. Я считаю это одним из надежных способов испортить работу собаки после выстрела. Попытайтесь представить себе однажды, как собака воспринимает подобную вещь. Я даже не хочу говорить о глупом человеке, который позволяет собаке бежать уже с выстрелом, так как такой процесс ведет нашего четвероногого помощника неизбежно к горячности при выстреле со всеми вытекающими последствиями (срыв со стойки, сдавливание и жевание дичи и т.д.) известные в наших кругах. Даже послушная после выстрела, т.е. подающая только по команде собака, должна воспитываться для работы на глаз, и когда она видит падающую дичь подавать только с разрешения хозяина.
Правильней будет вначале, во всех случаях растягивать время между выстрелом и командой "Аппорт", чтобы собака подзабыла увиденное. После растягивания времени до полной минуты (=60 секунд) молодая собака гораздо меньше склонна использовать глаза, скорее она начнет ориентироваться на свое главное чувство: чутье. Но этого еще не достаточно. Тот, кто хочет иметь хорошего "Подавальщика потерянного" всю убитую дичь лежащую открыто на виду, принципиально забирает сам. Немногие охотники понимают, как исключительно полезно воздействует этот метод на собаку, которая после выстрела остается долго сидеть или лежать на месте, до тех пор пока ее хозяин забирает, и укладывает дичь в свой рюкзак: Она обучается выдержке и спокойствию и не забывает использовать свое чутье при каждом поиске. Тот, кто это делает по-другому, воспитывает собаку систематически использовать зрение и тем самым способствует созданию одной из причин отказа собаки в розыске потерянной дичи.
Обобщая можно сказать: Всякая работа на глаз нежелательна у молодой собаки, любое действие, которое воспитывает ее к использованию зрения, вредна для работы после выстрела, так как оно удерживает собаку от использования чутья.
Задача 3: Как я способствую продолжительной сконцентрированной работе на следах? Сначала рекомендую применить выше сказанные в этой книге рекомендации по работе с искусственным кровяным следам. Теоретически соответствующее освоение навыков по отработке следа возможно и с волоком мелкой дичи, если мы позволяем отрабатывать такой волок после многочасового простоя. Но на практике это вызывает много технических трудностей по постоянной подготовке таких следов. Кроме того зачем тратит столько сил на подготовку волоков, если в угодьях в вашем распоряжении находятся достаточно следов здоровых зайцев. След зайца, пожалуй, самый трудный в работе из всех следов и по этой причине самый подходящий, чтобы способствовать тщательности и концентрации при работе собаки. Этот результат мы будем иметь не у всех собак, если мы будем предоставлять свободное преследование следов. Собака со спокойными нервами и желанием работать по следу покажет лучшую производительность, даже если будет работать свободно на следах. Как только не хватает спокойствия и желания работать на следах хотя бы в незначительной мере, а это у наших быстрых и страстных собак очень часто бывает, свободная работа по следу зайца довольно бесцельна, по крайней мере, первоначально. Возможно, собака и последует при благоприятной погоде и хорошей растительности на земле в направлении запаха дичи в быстром темпе, но как только столкнется с необходимостью большей концентрации и медленного исследования следа нижним чутьем, тут же откажет в работе. По этой причине, я считаю неизбежно необходимым предпринимать упражнения на следе здорового зайца на ремне или длинной веревке. Твердая связь с ведущим препятствует собаке, чтобы она бестолково и много бегала. Она может спокойно удерживаться, чтобы сосредоточится на следах гораздо больше, и медленной походкой распутывать следы. Вследствие того что мы показываем наш интерес к следам, также растет и интерес собаки к ним. При многократных повторениях она обучится необходимой концентрации на следах, принимая во внимание темперамент и ее природные задатки.
Я считаю, что работа на следах живых зайцев на длинном ремне, лучшее средство для воспитания тщательной работы у собаки и вместе с тем создания надежного "Подавальщика потерянной дичи" т.е. "Verlorenbringer". Если молодая собака несколько сотен метров на ремне удерживает след, то я могу позволить при случае разок и отпустить для свободного следования по следу без ремня. Теперь опасность "бестолковости" гораздо незначительнее. Такие свободные отпускания целесообразны в таких случаях, когда вы примерно знаете лежку зайца и предполагаете, что заяц прижался и соскочит, как только собака побежит в его сторону. Конечно, в полях с низкой растительностью это редко случается. Кстати говоря, то, что молодая собака уже на первом году обучения ходит на длинном ремне, замечательно отражается на ее более поздних работах по кровяным следам.

Задача 4: На практике требуется, чтобы собака в течение 20 минут отрабатывала след раненного зайца, находила, и после короткой травли ловила и принесла.
Травля, ловля и подача редко создают сложности, но при отработке следа раненного зайца отказывают примерно 95 из 100 собак. Это относится, во всяком случае для открытого поля. В лесу, где след несравненно пахнет гораздо сильнее и дольше держится, процент неудачников не так велико. Решающее значение здесь имеет, полная настройка на преследуемый след. Собака должна забыть все другое вокруг себя, выключить все мысли о других вещах и направить все думы и стремления на преследование этого возникшего следа. Такое поведение весьма редко достигается у слишком несдержанных собак и едва ли у нервных животных. Вероятность переключения на что-то другое, у беспокойных и слишком быстрых собак, гораздо больше чем у спокойных. Спокойствие, задумчивость и постоянство - это первые предпосылки для хорошего "Подавальщика потерянного" на практике. Слишком часто еще путают собаку "Травильщика" с собакой "Держателем следа". Конечно, определенное стремление вперед необходимо, но мы не можем использовать штурмующего "травильщика". Средне-быстрая собака с управляемым темпераментом гораздо более пригодна для отработки следа подранка, чем дикий "травильщик".
Немного имеются собак, которые сразу отрабатывают первый след пернатой дичи на расстоянии 100 или 150 метров и еще меньше тех которые преследуют первый след раненного зайца 300,400 м и больше. Неудачный поиск у неопытной собаки, действует на концентрацию и выдержку вредно. Поэтому мы вначале должны стараться предоставлять только такие работы, которые ведут к результату. Поиск длиной 60 или 100 м, после которого собака по следу раненного зайца находит его, гораздо важнее для ее развития в качестве "Verlorenbringer", чем безрезультатный поиск по следу длиной 200-300 метров, который она прекращает не получив опыта, что дальнейшее удержание следа приведет его к зайцу. Вероятнее всего неудачный поиск побудит его, в следующий раз прекратить поиск еще раньше. Но если она на нескольких следах подранка каждый раз будет доходить до зайца, и пусть даже только на расстояниях 200 шагов, то собака сама вследствие полученного опыта сориентируется удерживать след. Чем больше удается именно в начале избегать неудачного поиска, тем быстрее и надежнее собака будет хорошим "Verlorenbringer".
Ведущий никогда не должен разрешать свободный поиск. Собака которая переходит на следу подранка в свободный поиск не станет "Verlorenbringer". Такому поведению надо сразу противодействовать командой "Лежать" и работой на ремне. Здесь решающее значение имеет последовательность ведущего. Предрасположенность к восторженности, к небрежности, к свободному поиску - это гораздо больший недостаток чем, например "стремление идти вперед".
Собака с опытом концентрации и спокойствием будет надежным «Verlorenbringer».


«Stöbern» т.е розыск или загон - розыском (загоном) в лесу на наших клубных рабочих испытаниях несколько пренебрегают. Очень часто от нехватки количества дикой дичи. Для хороших испытаний для загонной работы необходимы богатые дичью угодья, так как иначе собака не может, оценена по достоинству.
Однако мы должны указать на то, что потребность в хороших загонных собаках не одинаково во всех частях нашей страны. Загонная охота не играет никакой роли на равнинах Северной и Восточной Германии. Там только одной единственной загонной охотой с большими собаками, можно так разогнать благородную дичь, что она потом долгое время не возвращается. То, что при таком розыске никакой косули не застрелишь, для приличного охотника понятно само собой. В таких угодьях запрещается самостоятельная загонная охота, и проходит как первый уровень загона, на так называемых краях (опушках). В этом и есть причина, недостаточного внимания к загонной работе на клубных испытаниях. Все таки, это досадно, так как розыск или загон, не только привлекательный, а в некоторых местах один из самых важных видов охоты.
Оберлендер стоял на точке зрения, что обучение розыскной (загонной) работе нужно начинать только во втором поле. Он думал, что от этого может пострадать кровяная работа, так как собака научилась бы рассматривать запах следов здорового зверя, которые может преследовать, в то время как она должна игнорировать здоровые следы при работе по крови. Я не могу присоединиться к этому утверждению, уже потому, что мы не учим собаку принципиально не преследовать зайцев, а учим только послушанию по зайцу. Собака должна оставаться чрезвычайно жадной к зайцам, преследование следа ни в коем случае не запрет, скорее она должна дать свободу действий своей страсти, однако которую по команде в любое время можно отозвать.
Stöbern т.е. розыск (загон), сильно отличается от Buschieren т.е. "Обыскивания кустов". В то время как последний происходит в непосредственной ориентацией на хозяина, Stöbern т.е. розыск (загон) требует от собаки гораздо больше самостоятельности. Собака должна найти находящуюся в зарослях дичь, либо в широком поиске или путем преследования следов, разыскать, подогнать своему хозяину или стоящим в засаде стрелкам. При этом шумное преследование имеет существенное значение, чтобы охотники слышали ход преследования. Немые загонщики менее ценны, так как охотник не знает в каком направлении идет травля, и зверь в этом случае появляется неожиданно возле стрелка. Немой "Stöberer" т.е. розыскник (загонщик) вселяет гораздо больше страха убегающему зверю и забирает у охотника поэзию этого вида охоты, а также возможность контролировать собаку. По этим причинам мы отбраковываем немых "Stöberer" т.е. розыскников (загонщиков).
Способность преследовать с голосом - это задатки собаки, которые мы не можем привить только воспитанием, дрессировкой и управлением, только незначительно можем способствовать тем, что молодую собаку часто берем на охоту вместе с собаками, хорошо подающими голос.

Самые важные загонные виды дичи - это лисица, заяц, кролик и кабан. Поэтому, по крайней мере, в первый год избегаем загонов (розыска) в тех угодьях, которые преимущественно заняты пернатой дичью (фазаны), и еще больше в тех частях угодий, где водятся косули. Косуля не является загонной дичью, и другой стороны сильно захватывающе действует на всех собак и делает их слишком легко травильщиками косуль. Собака в первую очередь должна настраиваться на лисицу и зайца. При "Stöbern" никогда нельзя стрелять косуль. Собака не должна рассматривать ее на загонной охоте как дичь. От косули всегда требуется отзывать собаку. От косули всегда требуется отзывать собаку. Если не обращать внимание на эти принципы, то собака портится в 90 из 100 случаев как загонщик. Загонная собака должна быть приучена чутко реагировать на команды послушания, в особенности на каждый свист с трелью "Лежать", на тонкий двойной свист возвращаться. Из-за трудно обозреваемой местности в загонах собака становится расхлябанной. Чтобы избежать этого, вначале часто возвращают собаку, не дают драйва. Собаке разрешается признавать только своего хозяина, как вожака стаи.
Так как собака во время дрессировки и управления никогда не наказывалась за то, что преследует живые следы, а всегда только за то, что показывал непослушание, это не создаст теперь ему трудностей преследовать следы. Лучше всего она будет травить подраненную дичь и хищников. Напротив, пернатую дичь она сначала не будет травить, так как еще ее не гоняла до сих пор (кроме водной). Мы должны в этом отношении проявить к ней снисхождение, до тех пор пока не прояснится, что собака может при загоне (розыске) не только четвероногую но и пернатую дичь выгоняет. Впрочем, она этому быстро учится, если пернатая дичь встречается.
Вначале для упражнений больше походят маленькие лесные массивы, кустарники или части леса величиной примерно до 1 га.
А теперь к самому введению в курс дела: С 2-4 стрелками окружают чащу, в первый раз достаточно площадью 1/4 га. Собака сидит или лежит без поводка рядом со своим хозяином. Она не должна быть запугана, лучше, когда она ожидает чуть возбужденно. Теперь я вытаскиваю свой носовой платок, беру за кончик и в то время пока иду в направлении леса, я зову вызывая возбуждение у собаки со словами "Hetz! Hetz!" т.е. трави, трави. Если она - что случается редко - на сразу оживляется, то ведущий на первых упражнениях сопровождает ее несколько шагов. В большинстве случаев в этом не будет необходимости. Главное только, чтобы собака по возможности в первые же упражнения встретила дичь, что, разумеется, ее будет горячить. Чем богаче дичью угодья, тем быстрее она схватывает значение команды "Hetz! Hetz!" т.е. "Трави! Трави" и вместе с тем и цель загонной работы. Естественно, ведущий должен обращать внимание на чистую подачу, какой либо убитой мелкой дичи и не экономить на похвале. Но в этой области не должно быть особых сложностей.
Теперь естественно, собака при травле дичи по горячке будет выходить наружу оцепленной части леса. Такая последующая травля нам нежелательна. Собака должна скорее научится не преследовать дичь за линией стрелков, которые часто создает сложности. В любом случае собака каждый раз, когда ведущий видит что она, травя, покидает колок леса, собака подзывается голосом или укладывается трелью свиста и посылается снова в загон. После нескольких упражнений собака понимает, что только загон до стрелков ведет к результату. Для первых тренировок загону "Stöbern" хорошо подходят угодья занятые дикими кроликами. У загона на кролика есть преимущество, что молодая собака привыкает непродолжительно травить. С другой стороны, есть опасность, что при исключительных или преобладающих загонах кроликов, собака сдерживается от настоящего преследования следов, так как кролик никогда не убегает далеко, а всегда сразу укрывается в ближайшую нору или укрытие. Собака, которая, только или почти только по кролику загоняет, затем научится, что загон обозначает только сталкивание и несколько шагов травли. Поэтому, как только собака уяснила команду »Hetz! Hetz!«, загоняем по возможности лисиц и зайцев, чтобы воспитанник знакомился с различными видами дичи, а также выполнял настоящую следовую работу.
Загон на расстоянии с противоположной стороны к месту стояния имеет очень большое практическое значение. Когда можно большую часть чащи окружить, то это не играет, никакой роли с какого места начнет загон собака, с места или на расстоянии от своего хозяина. Однако если загонную охоту выполняют в одиночестве или вдвоем, то результат охоты увеличится, если собака приступит к загону не со стороны стрелков, а с противоположной, так как обычно дичь убегает не в направлении собаки, а вперед или уклоняется в сторону. Собака, загону с удаления, учится довольно легко. Почти все собаки, после нескольких упражнений по команде "Hetz! Hetz!", размахивание носового платка связывают с этим и уже при медленных движениях платка напряженно ожидают, чтобы исчезнуть как молния в лесу. Как только ученик достиг этой стадии, мы укладываем его в загон на известное нам место и сами уходим дальше на 30,50 или 80 метров в зависимости от территории, но в поле зрения собаки. Затем ведущий останавливается, вытаскивает носовой платок и двигаясь в направлении чащи под одновременные возгласы "Hetz! Hetz!" машет платком. Собака, знающая уже эту местность, немедленно радостно обыщет ее, как и раньше. Если мы бы предприняли упражнение в незнакомой собаке чаще, впервые, то опасность состоит в том, что собака не проникнет вглубь загонной территории, а сразу заспешит к своему хозяину, в лучшем случае обыщет опушку леса. Такое поведение не исключено и в других случаях, но собака с хорошими задатками к загону и к тому, которая имела опыт травли животных, будет к этому, меньше склонятся. Если собака поняла смысл упражнения, т.е. обыскивает по команде с удаления от 30-80 метров, то голосовую команду оставляем. Команды (знака) носовым платком достаточно. Теперь можно переходить к тому, чтобы менять территорию загона и увеличивать удаление собаки от ведущего. Без прямой видимости дела в большинстве случаев не идут, но можно увеличить результат посредством того, что после подачи визуальной команды, как только собака начала загон быстро поменять известное место. С разумной охотничьей собакой это вид охоты доставляет чрезвычайное удовольствие, и как при "Bringselverweiser" т.е. доклад «брингзелем», особое значение имеет согласованность между собакой и хозяином. Без тонкого контакта между обеими результативность в этом способе охоты отсутствует.


"Buschieren" т.е. обыскивание кустов - представляет собой поисковую охоту в лесу с надежной стойкой и выдержкой. Обыскивание кустов отличается от полевого поиска, прежде всего, незначительной шириной поиска. В то время как полевой охотник - в особенности при охоте на куропатку желает видеть широкий и относительно дальний поиск, то при обыскивании кустов такой поиск не терпится, так как собака не будет на виду у охотника. При обыскивании кустов собака должна искать накоротке и в пределах выстрела ружья. У страстных собак это ограничение требует полного самообладания, что не может создавать сложностей, тем более после надлежащей дрессировки. Как и при работах требующего большого послушания, здесь также при каждой ситуации употребляем команду "Лежать", это касается всех удалений от ведущего больше 50 шагов. При отработке выбираем в некоторой степени понятные удары и укладывание собаки до непосредственного применения строго ошейника, который закрепляет характер и напоминает ей о "службе" при базовой дрессировке. Удобнее всего отработка в фазаньих угодьях, так как фазан твердо затаивается и легче находится, чем лесной заяц, который часто своевременно, незаметно и тихо уходит.
Перед приглашением к поиску собака согласно правилам усаживается в полном спокойствии освобождается от поводка - если она до этого не следовала свободно у ноги - еще некоторое время остается рядом с хозяином. Все эти действия предупреждают ее о серьезности намерений. Сразу бросающиеся воспитанник гораздо менее склонен, безотлагательно следовать командам, чем тот которому напоминают о часах дрессуры.
С командой "Voran, mein Hund" т.е. "Вперед, моя собака" и легкому взмаху рукой начинаем поиск против ветра. Как только усердный ученик удаляется на 20-30 шагов, команда "Лежать" (и возможно свист трели). Собака остается лежать несколько секунд (у сильных собак до одной минуты), и затем с маленьким разворотом направляют в противоположном направлении. Соответствующим образом отдирижированная с раннего возраста в полевых условиях управление не создаст никаких сложностей. Если ищушая собака снова удалилась примерно на 30 шагов, теперь в другом направлении, снова раздается команда, укладывающая его на землю, и собака с маленьким разворотом направляется в другую сторону. Уже после полдюжины повторений собака будет ожидать переходную команду, и едва ли будет уже пытаться, дальше штурмовать. Теперь достаточно тихого свиста или предпочитаемого мною "Ssst", связанного со знаком направления, чтобы поворачивать собаку. Самое поздно через 10 минут она понимает, что может искать только коротко. Это естественно не обозначает, что в дальнейшем под ружьем она должна искать только в коротком поиске, скорее дальше требуется постоянная сосредоточенность, но собака знает принципиальное. В особенности следы, следы мелкой дичи, копытных, птиц будут поводом уходить подальше, но в общем-то, команда "Ssst" в исключительных случаях "Лежать" легко напомнят ей о желаемом коротком поиске. Тогда при частых повторениях требуется только лишь звуковой сигнал.
Чем быстрее нам удастся подвести ученика к притаившиеся дичи, тем быстрее он поймет, смысл этого, способа охоты. Как только собака начинает потягивать или становится в стойку, мы не громким "Hü-üt" призываем ее к осторожности и после этого тихим голосом хвалим и осторожно гладим. Никогда не терпим попыток вытолкнуть дичь любую попытку в зародыше душим через команду "Лежать". Если же наш воспитанник все же иногда вследствие его страсти проскакивает, то ни в коем случае нельзя воспринимать это трагически. Прежде всего, никакой злости никакого гнева! У основательно прошедшей после нашей принудительной дрессировки собаки, непослушание бывает в исключительных случаях, и чем более спокойны мы сами, тем сильнее наше влияние. Было бы ошибочно, повторно свистеть или повторно подавать команду "Лежать". Если беглец не реагирует на понятный для него свист трели, то многократными свистками мы способствуем его тугоухости. Ведущий точно запоминает место, где собака должна была выполнить команду лежать и спокойно ожидает ее возвращения. Когда она возвращается, командует "Лежать". Веревка закрепляется на строгом ошейнике, и ученик под использование строго ошейника (при халатности прута) ползет до места, где он должен был лечь. Там он остается лежать 1-2 минуты. Обращают внимание на правильное выполнение, ползания и положения лежа! Если мы делаем "Ползание" достаточно долгим, собака будет продолжать работать с выделяющимся спокойствием и потеряет желание к излишней поспешности в угодьях.
Однако ведущий должен всегда обращать внимание на принцип: Никогда не наказывается собака, за то, что она последовала за птицей, а только за то, что не выполнила команду.
Интеллигентная собака быстро схватывает различие и не делает ошибочных связываний. "Buschieren" т.е. обыскивание кустов, предоставляет лучшую возможность обучать собаку розыску потерянной дичи, который здесь гораздо легче, чем в полевых условиях. Ни при каких обстоятельствах нельзя стрелять, если собака проскакивает за поднимающейся дичью. Таким образом, большинство собак портятся, так как, если ведущий собаку подавшую дичь после выстрела сразу наказывает, то она может связать наказание с подачей. Но если он не наказывает, то собака регулярно будет повторять тяжелую ошибку проскакивания. Сначала перед любой поднимающиеся дичью подают "Лежать", и только если собака выполнила команду, производят выстрел. Как только молодая собака устремляется за встреченной или не встреченной дичью, то звучит немедленно команда "Лежать", и вначале пару раз выдерживают собаку полную минуту в положении лежа, в то время как ведущий спокойно прикладывает ружье к плечу. Но если она, вопреки команде устремляется за птицей, то уже производится неоднократно упомянутое ползание. Я рекомендую в следующем случае намеренно промахнутся или произвести выстрел вслепую, чтобы ученик понимал, что любой выстрел обозначает для него положение оставаться на месте. Если ведущий видит что подранил птицу, то не склоняется к поспешности. После надлежащего выполнения команды "Лежать" он с большим спокойствием подводит собаку к этому месту, как только он замечает что собака причуяла запах, спокойно командует "Ищи – Потерял - Аппорт" и посылает собаку в розыск. Наивысшая добродетель "Подавальщика потерянного" - это спокойствие и самообладание ведущего. Возбужденными командами или движениями мы только мешаем этому спокойствию и достигаем противоположного, тому чего хотим. Тот кто сам не остается спокойным, не может требовать спокойствия и концентрации от собаки.
Не нужно недооценивать взаимодействие полевой охоты и обыскивания кустов. Тот у кого хорошо поставленная собака по полю, едва ли будет иметь большие трудности при обыскивании кустов. А надежный и управляемый "Buschierer" не будет проскакивать в полевых условиях, и не потеряет такого важного качества как спокойствие после выстрела.

_________________
Сайт питомника дойч дратхааров Inkar-Dala http://inkar-dala.kz


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 15-01, 14:10 
Не в сети
ветеран форума

Зарегистрирован: 02-08, 18:40
Сообщения: 472
Откуда: Караганда
Работа на воде
Водная работа - это, пожалуй, тот вид охоты, который разрешает собаке самую большую свободу. Тем не менее, мы в любом случае должны поддерживать дисциплину при любых обстоятельствах, в особенности обращая внимание на правильную и корректную подачу. Так как собака при водной охоте может следовать своей страсти почти беспрепятственно, у нее легко ослабевает чувство долга. Именно поэтому на первых охотах ей нельзя прощать оставление найденной дичи, а также небрежную подачу. Опасность оставить дичь в плотных камышах очень велика, так как мы не можем контролировать постоянно собаку, она часто отклоняется на свежий запах дичи и также при проникновении через камыш зацепление утки может представлять ей сложности.
Чтобы закреплять надежность подачи, я считаю целесообразным сразу в начале охоты, первые убитые тушки водоплавающей дичи бросать в плотные камыши с глубокой водой или бросать в камыш и отправлять собаку в розыск позднее без подачи команды на подачу. Так как в этом случае вы приблизительно знаете место падения утки, то существует возможность контролировать собаку по шуму и движению стеблей камыша, нашла ли собака тушку. Если есть сомнение, взяла ли она утку, то в первый раз можно подбодрить ее словами "Аппорт, моя собака ". При следующих упражнениях такую любезность не рекомендую. Собака должна, учится, даже без команды приносить своему хозяину каждое найденное дикое животное в камышах и воде. Прибывшую с тушкой собаку, всегда нужно особенно обильно хвалить, чтобы поднимать его радость к подаче на водной охоте. Если же она все же, оставляет тушку утки, то нам ничего другого не остается, как пробираться самим в камыш с взятой на поводок собакой и там принудить ее к подаче. Однако, если мы проводили ранее вводные упражнения как описано в соответствующем разделе этой книги, то отказ в подаче будет редким исключительным случаем. Никогда нельзя позволять собаке оставлять утку на берегу, чтобы стряхнуть воду с себя. Некоторые собаки склонны к тому, чтобы стряхивать с себя воду. Подраненная живая утка этим моментально воспользуется, чтобы молниеносно исчезнуть в воде. Совсем иначе выглядит случай, если собака положит утку не для того чтобы воду стряхнуть, а чтобы улучшить плохой захват. При этом внимание собаки направленно на принесенный объект, и она не даст уйти раненной утке.
Чтобы избежать отряхивания собаки, в момент выхода ее выхода на берег предугадывая ее намерения, с хвалебными и манящими словами отходите на несколько шагов назад от приближающей собаки, и при подходе к вам жестко подаете команду "Сидеть". После полдюжины повторений она привыкает, сначала доставить вам утку и лишь, потом позже отряхнутся.
Никогда не позволяйте подавать деревянные предметы из воды. Если собака принесет однажды кусок дерева, к чему некоторые животные склонны, то это сразу забирается у нее из пасти без выполнения команды"Сидеть" и с недовольным возгласом "Фу". Если она научится подаче любых деревянных предметов, то позже при поиске после выстрела, далеко упавшей утки, в труднодоступных местах. В особенности, когда охотник подбадривает ее, собака схватит первый попавший кусок ветки или камыша, принесет, и будет считать, что вполне справилась с задачей. Такая подача это «месть», за ваши дурные забавы в ее молодости с подкидыванием различных палок.
Чтобы управлять собакой в воде, пользуются теми же знаками, как и при управлении в полевых условиях, т.е. машут рукой с одновременным движением всего тела в этом направлении. Практическая охота на болотистых и водных ямах, на заросших камышом озерах и старицах - это лучшее упражнение. Собаки, которым не предлагали такой розыск или они искали в водоеме без наличия утки, ведут себя не очень уверено. В большинстве случаев у подобного розыска причина в том, что собака не познакомилась со смыслом этой работы и не поняла. Она не знает, что должна делать, вообще в воде, и поэтому заведомо не будет искать. Но если мы такую собаку будем регулярно посылать для подачи предметов (лучше дичи) из камышового водоема, с совершенно определенной командой, голосом или жестом одновременно, она сразу по этой команде начнет поиск. После неоднократных повторений она понимает, что после более или менее длинного поиска всегда найдет предмет, за подачу которого она заслужит похвалу. Этот опыт тогда побуждает ее, искать усердно, чего мы и хотим достичь. И также по предмету розыск в водоеме без утки на VGP она получит достойную оценку.
Полезно упражнения по подаче в глубоком водоеме с раненной уткой, которая уже не в состоянии много нырять. Такой утке дают примерно час спокойствия и обыскивают берега. Раненная утка обязательно выйдет на берег, если ей не мешают.
Научить нырять собак в большинстве случаев не сложно, если вы располагаете чистой, ясной водной поверхностью. Естественно вследствие этого собака достигает большей продуктивности. Я обучил нырянию ряд собак, и при этом не имел неудачника. Для этого нам необходим аппортировочный аппарат со светлой древесиной, который был бы со свинцовыми пластинами для погружения в воду. Сначала собаку неоднократными подачами надо ознакомить с ним. Затем погружают его в воду, чтобы выглядывала только 2/3 части. Собака несколько раз приносит его. После нескольких повторений погружают глубже и с каждым разом постепенно все глубже. Все упражнения должны происходить в радостном настроении и с большой похвалой. Применять принуждение бессмысленно. Естественно важно, чтобы собака видела предмет, лежащий под водой. Тот у кого есть время, может, таким образом, и дальше совершенствовать своего воспитанника.
В конце этой главы несколько слов по обращению с собакой после водной работы. В особенности при прохладной или совсем холодной погоде необходимо немедленное движение - это наилучшее средство. Это не нужно полностью заменять ни на что. Даже при сильных морозах достаточное движение лучше всего. При более сильных морозах принципиально нужно избегать оставлять собаку на воде. Если это произошло в виде исключения, то сразу после стряхивания воды, надо хорошо вытереть собаку и поместить в сухое теплое место. В самой воде собака едва ли простудится чем при выходе из нее. Мокрая собака не должна сразу помещается в вольер, разве что в летнюю теплую погоду. Хорошая сухая соломенная подстилка, лучше всего обсушит и обогреет собаку, здесь она своей температурой тела высушится и выйдет потом с блестящей шерстью.

_________________
Сайт питомника дойч дратхааров Inkar-Dala http://inkar-dala.kz


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 15-01, 14:19 
Не в сети
ветеран форума

Зарегистрирован: 02-08, 18:40
Сообщения: 472
Откуда: Караганда
Практическая работа в поле (Die Feldarbeit)
Тот, кто хочет добиться от собаки чистой полевой работы, должен минимум полдюжины раз, сначала охотится один или с охотником который также является натасчиком, так как впервые дни рассматривается не стрельба, а готовность собаки выполнять задачи. Добывание дичи для ведущего должна быть второстепенным занятием. Внимание должно быть сосредоточено на собаке и ее поведении.
Примечание автора:Мой опыт по правильному управлению собакой в полевых условиях я в значительной степени подробно описал в книге »Der Gebrauchshund-Jährling« (BLV Verlagsgesellschaft 1984) и читатель думаю поймет и простит, если я здесь частично повторюсь.
Мы не можем улучшить чутье собаки ни дрессировкой, ни управлением, но мы можем повлиять на его использование. Если наша собака через команду "Лежать" находится в руках и при каждом причуивании признаков дичи, при каждом подъеме куропатки и другой дичи и т.д., будет часто выполнять эту команду, она вскоре становится настолько осторожной, что будет реагировать стойкой н
а самый незначительный запах дичи. Через дрессировку мы ставим обоняние собаки в правильное русло, одновременно закрепляя ее стойку и этим, способствуем целям нашего использования. При поиске, совершенствование которого рассмотрено на стр.46, мы в случае необходимости теперь снова как волшебное средство включаем команду "Лежать".
Примечание переводчика: «Поиск» рассмотрен в начале книги в разделе «Время до Дрессировки»
Путем применения команды "Лежать" поиск у штурмующих, слишком далеко ищущих собак может регулироваться. Также для собак независимых, которые склоняются отбиться от рук это надежное средство устранить эту ошибку за короткое время.
При полевой охоте даем трель свиста на расстоянии 100 шагов, ложим собаку, через несколько секунд даем знак смены направления и идем в противоположном направлении. Обращаем внимание при этом на быстрое выполнение, но уже можно отказаться от того, чтобы собака пригибала голову на землю. Если собака не реагирует на свист немедленно, то из комнатной дрессировки применяем уже известный " Kriechübung" (упражнение по ползанию), который при правильном применении предотвращает его волю к сопротивлению. Впрочем, в отношении поиска поступаем также, как описано на стр.46., лишь с разницей, что не даем самостоятельно поворачивать, а каждый раз делаем остановку командой "Лежать", если собака удаляется более 100-120 шагов. Через несколько дней молодой беглец будет сдерживаться, и регулироваться своим ведущим и только в виде исключения выкажет свою самостоятельность. Когда подходит время, мы используем тихие трели свиста и применяем это только, если собака собирается проскочить дальше, чем надо. Слишком многочисленными упражнениями, поиск может стать зависимым от свиста. Мы постепенно стараемся, все больше и больше по возможности обходится от акустических сигналов, во всяком случае, громких. Нам помогут в этом необычайно развитые зрительные способности собаки замечать движения. Собака наблюдает и обращает внимание на наши повороты и знаки. Движения плеча или руки большей частью хватает собаке, для изменения направления. Чем более безвучно управление, тем более аристократично и более элегантно оно выглядит. До начала каждого поиска берется за правило усадить собаку командой "Сидеть" чтобы потом быстро стартовать на голос или знак ведущего. После нескольких упражнений собака очень напрягается при этом и по команде хозяина соскакивает как стрела с места. Это с самого начала создает хорошую картину, настройки собаки на определенную работу. Эта предварительная внутренняя установка имеет для охотничьей собаки большое значение. Со временем также должен отрабатываться поиск при неблагоприятном ветре, причем собака должна уходить по ветру и искать потом по направлению к своему хозяину. Это по существу дело опыта.
Развитие стойки и надежной выдержки с помощью команды "Лежать" должно быть самой легкой задачей, которая ставится перед ведущим охотником. Таким образом, выдержке нужно обучить каждую даже самую страстную молодую собаку в самое короткое время, если она прошла чистую дрессировку в отношении команды "Лежать". Это не зависит от породы собаки. Впрочем, надежную выдержку нужно разучивать принципиально не только во время охоты на куропаток, а раньше как это описано ранее в теме "Закрепление стойки". Если это пропущено и выдержка собаки оставляет желать лучшего, то мы вообще не стреляем, а проходим все стадии, описанные в теме "Закрепление стойки".
Прежде чем стрелять, я рекомендую, как вводное упражнение несколько раз подбросить убитую дичь как можно возможно высоко и далеко и стрелять холостыми. Как только собака делает малейшее движение на летящий или падающий объект, низкие звуки трели должны остановить ее, при непослушании сразу применяем строгий ошейник и упражнение по ползанию "Kriechübung". После того, как она уже несколько минут задерживается, упражнение повторяют до тех пор, пока падающая от выстрела дичь больше не будет побуждать собаку делать какие либо движения.
Это упражнение целесообразно для предотвращения возможных ошибочных связываний при полевой охоте. Так если собака на охоте вопреки команде "Лежать" или трели свиста побежит к первой убитой дичи, а вы накажете ее таким образом как сказано выше, то это может привести к ошибочному связыванию, потому что ситуация была для собаки новой. Может быть, собака свяжет, что ее наказывают не за игнорирование команды "Лежать", а за подачу дичи, что маловероятно, но не исключено.








А теперь о нашем поведении при подъеме дичи: Хотя как было подчеркнуто, добывание - это второстепенное дело но, в конце концов собака должна также и учится практической охоте. Если собака не испорчена и приучена вышеописанным методам, то серьезной проблемы не стоит, что она подбегает к падающей дичи без команды. В любом случае у нас на языке есть команда «Лежать» чтобы подавить это желание в зародыше. Если же наш страстный воспитанник, вопреки команде и свисту все же побежал, то ни в коем случае нельзя нервничать. Спокойно дожидаемся возвращения собаки короткая команда "Сидеть" и на поводке делаем уже известный "Kriechübung" т.е. ползание. В конце более длительное лежание. Для подачи дичи после выстрела у молодой собаки есть не только время, а много времени в будущем. Лучше ей первоначально 2 полные минуты дать полежать или посидеть, так как несколько секунд это мало. Выстрел не должен для него обозначать команду, к немедленной подачи дичи. К сожалению, широко распространенная немедленная подача портит наших страстных собак в 99 из 100 в качестве приносчиков потерянной дичи. Кроме того будут сопровождаться невыгодными для нас последствиями как: горячность при выстреле; нетвердая стойка; жевание; небрежная подача. Я рекомендую первые убитые тушки птиц, которые собака видела, как они упали, приносить самостоятельно. Собака между тем должна оставаться на месте. Все эти мелочи укрепляют не только послушание, но способствуют спокойствию собаки. Когда отсутствует спокойствие, каждый розыск дичи находится под угрозой. Это касается в большей степени подраненной птицы. Факт, что розыск подранка по свежим следам более успешен, чем поиск его через несколько минут должен отступить на задний план по отношению к более необходимому сохранению спокойствия. Если мы воспитываем нашего помощника с самого начала к несдержанности или мы терпим его такого, то он никогда не будет хорошим "Verlorenbringer" т.е. розыскником потерянного, а когда мы приучим его к спокойствию, то будем позже иметь большую результативность и радость от его работы. У опытных собак немедленная подача упавшей дичи не вызывает уже никаких последствий, так заторможенная стократными повторениями собака уже не бросается дико и непродуманно, а использует свой опыт и нос, однако у всех первопольных собак я советую непременно заботится об абсолютном спокойствии во время выстрела. Когда собака подбегает к убитой или подраненной дичи, также надо обращать внимание на его быструю подачу. Хотя опасность ошибки не велика у обученной по нашему методу собаки, но иногда воспитанник в возбуждении все же забывает изученное. И наконец, обольстительный запах теплой, вероятно еще порхающей дичи вызывает другие душевные переживания, чем набитая шкура кролика или остывшая ворона.
В любом случае приведенное выше выполняется только после более длительного исполнения "Сидеть" со всей обстоятельностью. Для обучения молодой собаки мне кажется целесообразно с первыми теплыми фазанами и куропатками сделать волоки. Это будет также способствовать надежности подачи. Еще более важно будет для практики собаки, если вы бросите в заросшее место чтобы собака не заметила тушку дичи, и затем 40-50 метров от нее под ветром начнете поиск потерянного. Цель этого упражнения дать понятие собаке, что концентрированное использование чутья при коротком поиске приводит к успеху. В противоположность этому команде "Ищи вперед", которая побуждает ее к быстрому широкому поиску, она должна сразу переключится на команду "Ищи потерянное" и обыскивать нижним чутьем каждый квадратный метр лежащего перед ним растительности с особым усердием. Опытные собаки, перед которыми в сезон застреливается 100 и более фазанов или куропаток, обычно учатся этому само собой. Однако, неопытные обычно бросаются на в широкую поисковую работу, вследствие чего успех их сильно поставлен под сомнение, в особенности в очень густой растительности (высокий клевер, люцерна и т.д.). Упомянутым упражнением мы можем значительно сократить сроки обучения. Уже на пятом или шестом упражнении ваш воспитанник обычно схватывает различие между этими двумя работами. Этот вид "Verlorensuchens" т.е. поиска потерянной дичи имеет на практике очень важное значение, так как собственно случается часто при полевой охоте, когда застреленную дичь падения которой собака не видела, ищет сам охотник совместно с товарищами, а не собака, потому что при своем штурмующем поиске верхом она дичь не находит. Но едва ли одна куропатка ускользнет от знающего свое дело практика. Необходимо также учитывать при этом, что в высокой и густой растительности запах, куропатки или перепела поднимается как в дымовую трубу и нуждается в определенном времени, чтобы достигнуть поверхности. В таком случае лучше всего подождать несколько минут.
И наконец: При розыске подстреленной дичи не должно быть нехватки времени или поспешности. Если товарищи по охоте настаивают следовать дальше, они могут идти. Наша последующая деятельность должна сосредоточится, только на розыске дичи. Наша основательность и упорство передается и собаке, вследствие чего, она становится верным внушающий доверие помощником в работе после выстрела, мы имеем не только помощника и компаньона, но и друга с большим сердцем, нам обоим с каждым успешным розыском куропатки, зайца, утки, на более далеких расстояниях это доставляет много радости и удовлетворения. Дни, когда удалось застрелить удачно зайца с первого выстрела, быстро забываются, а сложный успешный розыск подранка, при котором охотник и собака применили все свое мастерство, долго не забываются и радуют, а иногда и на всю жизнь остается в памяти правильного охотника.
Одним из удовольствий в поисковой работе собаки можно назвать, указание (анонс) найденной здоровой дичи. В этом смысле понимают, независимое прекращение стойки, чтобы возвратится к хозяину, и показать ему дичь снова встав на стойку. Склонность к прекращению стойки и анонсу проявляется у особенно осторожных собак так называемые "Щупальщики" в противоположность им это "Захватчики". У последних инстинкт схватить добычу развит сильнее. Если последний тип мне дороже, то, однако "Щупалщики" на чистой охоте по перу в полевых условиях имеют преимущество, и это принадлежит к тем задаткам собаки, которые можно совершенствовать и обучать при наличии тонкого контакта между хозяином и собакой. Первые признаки проявления этих задатков можно определить, если собака во время стойки оглядывается на хозяина. Моя "Biene von Kanonenturm", делала прекращение и возвращение , как только она меня некоторое время не видела ,по собственному желанию. Суку ДД "Dixi von der großen Rehkuhle" которую я обучал, можно было свистом отозвать со стойки из любого расстояния, затем она снова осторожно приближалась к куропаткам, и снова становилась в стойку. Если хотите обучить собаку анонсу, то надо сначала разучивать на длинной веревке и позже свободно остановку (как в упражнении "Закрепление стойки") и продлевать время остановки свистом, постепенно. Упражнения проводить до тех пор пока, собака не возвращается также без свиста, как только не видит своего хозяина. Я однако считаю, что собаку без выраженных задатков к анонсу будет сложнее поставить. Но если все же вы поставите "Анонс", то на охоте это будет приносить большую радость и удовлетворение т.к. это связано не только с охотничьим успехом, но и тесной взаимосвязью между охотником и хозяином.

_________________
Сайт питомника дойч дратхааров Inkar-Dala http://inkar-dala.kz


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 21-02, 07:32 
Не в сети
ветеран форума

Зарегистрирован: 02-08, 18:40
Сообщения: 472
Откуда: Караганда
Устранение укоренившихся недостатков и пороков
Большинство преднамеренных правонарушений, которые предстают в суде, совершаются не из-за свойственных врожденных задатков правонарушителя, а по какой либо причине, которая как бы оправдывает поведение правонарушителя.
Этические и моральные причины пристойного поведения играют, к сожалению, только незначительную роль. Последнее у собаки исключается, но также как и у человека ведет к (мнимому) преимуществу правонарушения, и собака обставляет поведение таким образом, чтобы это привело ее к приятному результату. Однако, такое поведение часто не устраивает нас охотников, так как это не совпадает с нашими желаниями и интересами. Мы тогда характеризуем ее часто как "Преступное", хотя никакой преступной склонности или преступного желания не было. В большинстве случаев мы сами, вызываем нежелательное нам поведение, но это из сущности человеческого общества. Пожалуй, в 90 из 100 случаев причину ошибки надо искать не у собаки, а у ведущего. Только в редких случаях, дрессировщик, при котором укоренилась ошибка, может ее устранить. Ошибки, которые собака совершала в течение, какого-то времени неоднократно, превращаются в привычку и укореняются при определенных обстоятельствах настолько глубоко, что без смены ведущего не устраняются. Прежде всего, это бывает у собак уже среднего или более старого возраста.
Очень часто испорченная собака в руке знающего свое дело и энергичного дрессировщика за короткое время вылечивается, но вернувшись к своему хозяину, сразу берется за старое. Аура, которая исходит от человека с сильной волей, действует на собаку, и также невероятно быстро она узнает слабости своего хозяина. Часто употребляемое выражение: "Собака знает своего хозяина лучше, чем он свою собаку" имеет под собой основание. Я могу рассказать о случаях, которые звучат в охотничьих рассказах, и едва ли им верил, если я не испытал бы их сам.
Я хочу рассказать о некоторых: Кобель Дойч-Курцхаара, с которым, мы с моим другом застрелили не одну сотню дичи, с дважды получивший диплом 1 степени на VGP, всюду шел как по маслу. Собака на облавных охотах ходила без веревки, мы стреляли кроликов из-под хорька, в то время как он лежал рядом с хозяином, спокойно наблюдал за ними и не двигался, он чисто подавал, вел себя образцово спокойно при выстреле в поле и в лесу. И эта многоопытная собака продается. Через три недели покупатель пишет письмо с отчаянием: Аякс не становится на стойку, Аякс гонит бестолково каждую дичь, Аякс не только мнет дичь, а рвет убитую пернатую дичь в клочья, Аякс не послушен на ремне, короче Аякс - это полностью непригодная и недрессируемая дворняжка. Мы смеемся, и мой охотничий друг отвечает. Он считает все это дурной шуткой и едет к господину Н. Ему вежливо, но ясно объясняют, что чувствуют себя обманутыми. На это мой друг предлагает идти немедленно в угодья и поохотится. Покупатель и участвующие друзья считают это безнадежной затеей охотится с такой собакой, но однако соглашаются. А Аякс стремится работать как подтянутый, делает чистые потяжки по птице, не шелохнется когда падает раненный фазан, по команде отрабатывает подранка по следу и приносит его живым. Он не гонит ни живых, ни раненых зайцев. Покупатель (с его свидетелями) онемели, однако был благоразумным мужчиной и признал себя виновным в своем извинительном письме написанном позже.
Другой неоднократно премированный кобель дойч-курцхаара достался моему хорошему знакомому соседу по угодьям из крупного города. В то время как у дрессировщика при любых облавных охотах он ходил без поводка, владелец его уже держал, всегда на поводке боясь, чтобы при виде дичи он его опрокинет.
Я сам купил однажды молодую суку Дойч-Дратхаара, которую возвратил другой человек из-за сильной боязни выстрела. Продавец рассказал, что у него сука никогда не имела признаков боязни выстрела. Я взял ее для пробы. Она не показала этого порока у меня и стала замечательной охотничьей собакой.
Из вышеуказанных примеров видно, какое большое влияние имеет на собаку личность хозяина. Поэтому чтобы избежать этих процессов, нужно собаку продавать или покупать принципиально только после тщательной проверки. И если доходит дело до процесса покупки, то нужно советоваться с настоящим экспертом. Хороший председатель общества или лесничий - это не всегда эксперт в этой области, "так как может за всю жизнь имел только одну охотничью собаку".
В любых случаях наша первая и самая важная задача исследовать причину соответствующей ошибки. Только если мы знаем ее, мы сможем правильно воздействовать на собаку и устранить порок, если такое вообще еще возможно.
На этом месте мы также должны задаться вопросом о штрафном выстреле. Имеем ли мы, вообще право? Как выглядит это с точки зрения любящего животных человека, которому претит любое причинение боли животному? Не имеется ли других достаточных средств, которые гуманнее? Чтобы сразу опередить вопросы, скажу: Согласно моей точке зрения и опыту мы можем применить штрафной выстрел в определенных и исключительных случаях при коррекции совершенно испорченных собак. И в то же время я считаю его правильное применение самым гуманным методом, так как средство выглядит внезапным и быстрым. Испорченная собака непригодна для своей цели жизни ,а именно служить охоте посредством того чтобы быстро освободить раненную дичь от мучений и принести своему хозяину. Поэтому имеет смысл либо умертвить такую собаку или как можно быстрее устранить недостаток. Укоренившиеся порок часто, настолько превращается в привычку собаки, что только самая жесткая неприятность вызывает изменение поведения. Для этого при определенных обстоятельствах необходим тяжелый шок, который вызывает сильную, хотя разовую боль и воздействует окончательно. Такая разовая сильная боль наносит физически и психически живому существу меньше вреда, чем незначительное длительно повторяющиеся воздействие. Если мы не хотим отказаться от корректуры вообще, мы должны иметь принципиальное основание для штрафного выстрела. К этому еще нужно следующее: В любом случае он остается всегда только как последнее средство, и далее подходит только для абсолютно спокойного и обдуманно действующего дрессировщика.
Используется мелкая дробь 2 мм (№9). Ошибочно думать, что более крупная дробь действует лучше. Как раз наоборот. Смысл штрафного выстрела молниеносно произвести шок при непослушании. Боль мелкой дробью несравненно сильнее, чем крупной. Очень мелкая дробь, которая только ударяется или проникает неглубоко в кожу, действует сильнее и неопаснее всего. Свисток целесообразнее всего держать во рту, всегда готовым к применению, по крайней мере в руке. Как только, перед горячащиеся от выстрела собакой поднимается дикое животное, мы стреляем в воздух и одновременно даем свист трели. Если собака бросается гнать, то следующие свисты и крики не достигнут цели. Я спокойно и быстро поднимаю ружье и с шагов 40 стреляю беглецу в зад. Действие почти всегда мгновенное: либо собака сразу останавливается, либо возвращается сильно запуганная. В любом случае я сразу делаю 1 или 2 упражнения с командой лежать. Умная собака по опыту узнала, что сфера влияния его хозяина существенно продвинулось , в этом и лежит весь смысл, дать собаке понять, что ведущий всемогущ независимо от удаления.
Наконец, рекомендую здесь еще одно устройство, которое описано в этой книге "Электрошокер". Тот кто хочет его применить, должен очень тщательно изучить его. Если точно следовали предварительным вводным упражнениям, то электрошок предпочтительнее, чем штрафной выстрел.

_________________
Сайт питомника дойч дратхааров Inkar-Dala http://inkar-dala.kz


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 21-02, 07:34 
Не в сети
ветеран форума

Зарегистрирован: 02-08, 18:40
Сообщения: 472
Откуда: Караганда
Горячность при выстреле.
Действительно спокойные при выстреле собаки довольно таки редки, и поэтому горячность при выстреле самый часто встречающий порок. Если бы такое поведение исчерпывалось бы только тем, что собака побежала бы чтобы найти и принести тушку убитой дичи, это было бы не так уж и плохо. Это даже может иметь преимущество, так как в высокой траве подранок очень быстро исчезает, и любое запаздывание усложняет поиск следов птицы. Однако, у наших высокопородистых и страстных собак, горячность при выстреле в 90 из 100 случаев переходит в такое возбуждение в предвкушении дичи, что они дико неистовствуют вокруг, потеряв всякую концентрацию, топчут все вокруг и в порыве сильно мнут найденную дичь. Они в очень короткое время становятся испорченными для работы по следам раненных птиц и мелких зверей и тем самым будут непригодными для выполнения самой важной задачи, как подача потерянной дичи.
Собака бесконтрольно будет носиться по местности, искать глазами, чтобы найти подстреленную дичь. Дальнейшее развитие обычно часто идет таким образом, что собака больше не ждет выстрела. Как только хозяин поднимает ружье, она срывается со стойки и наскакивает и поднимает дичь или же срывается в поиск вместе с выстрелом. Количество примеров вызванных горячностью при выстреле множество. Причина горячности собаки при выстреле всегда лежит в ведущем, и основывается без исключения на ошибочном управлении собакой. У охотника, который не может, владеть собой или не хочет, никогда не будет спокойной при выстреле собаки. Собака исключительно быстро понимает, что на требования, которые предъявлялись при комнатной дрессировке, не обращают внимания в угодьях. Все перекрывает жадность хозяина к выстрелу. Возможно еще, он сам устремляется к дичи с криком "Аппорт": Собственно это смешная картина для взрослого мужчины, называемого себя охотником, но не редкая.
Даже наилучшим образом дрессированная собака, при таком управлении в самое короткое время портится, и становится горячей при выстреле со всеми дальнейшими последствиями, которые могут испортить радость от охоты.




Теперь я могу сказать, чтобы упокоить, что излечение от горячности при выстреле, это не такая уж сложная задача, если обращают внимание на три вещи:
- абсолютно, отработанная команда "Лежать";
- железная последовательность;
- подавление собственной жадности к выстрелу.
Команда "Лежать" по голосу, свисту и поднятию руки - это в управлении собакой, основа из основ. Кто тщательно и основательно трудился над собакой в этой дисциплине, и набил в этом деле руку, собственно уже не может испытывать серьезные трудности при коррекции поведения. С собакой, которая при команде на свист трели с 50 шагов, еще осматривается, как бы проверяя, всерьез ли дана команда, неосновательно и неправильно трудились. Она должна исполнить команду и прижаться к земле молниеносно, в любой ситуации. По моему мнению, дрессировщик должен этим заниматься настолько тщательно, и довести до такого состояния, что малейший звук свиста трели, вызывает желание у собаки безотлагательно выполнить команду. Она должна через многократные повторения набрать опыт, что быстрое принятие позы плашмя, спасает ее от всех неприятностей, а невыполнение, немедленно влечет за собой жесткое наказание.
Если у собаки это принципиально отработано, то делается холостой выстрел, перед тем как скомандовать лежать. Очень возможно, что собака разгорячится или сразу не ляжет. В этом случае немедленно следует наказание. Однако в большинстве случаев этот пункт не создает трудностей, обычно после нескольких упражнений собака не отвлекается от выстрела. Не так просто бывает, когда мы переходим ко второй стадии, т. е. к дичи. Здесь мы должны быть готовы к рецидиву и показывать собаке, что имеем немедленно действующие штрафные наказания. Переход от холостого выстрела к выстрелу по поднимающей дичи облегчается посредством того, что мы сначала обстреливаем несколько раз подброшенное в воздух дикое животное и поступаем, как описывалось в главе "Работа в поле".
Иногда рекомендуется брать стоящую на стойке собаку на поводок (длинная веревка) и при подъеме дичи после выстрела жестко воздействовать строгим ошейником. Способ неплохой, но в большинстве случаев недостаточный, так как умная собака очень скоро познает участие веревки, и при ее наличии ведет себя вполне благоразумно, но при освобождении веревки сразу возвращается к старой ошибке.
Это конечно можно все-таки попробовать, это безвредно и в некоторых случаях будет иметь успех. Если же собака вопреки всем нашим упражнениям не уважает нашу команду "Лежать", свист трели, и после неоднократных повторений упражнений "Ползи" нет результата, то остается только штрафной выстрел или электрошок. Когда уровень испорченности настолько высок, что собака не ничего не воспринимает. Здесь именно тот случай, в котором мы не обойдемся без крепкого шока, который сильнее страсти собаки. Быстро действующий способ проводится таким образом, что при поднятии птицы производится холостой выстрел с одновременным свистом трелью. Затем по бегущей собаке производится настоящий выстрел дробью в зад с расстояния 40 шагов или применяется электрошокер установленный на самый сильный импульс. И то и другое действует на собаку как очень сильный удар: шок сильнее, чем страсть к охоте. Повторение этого процесса потребуется только в редком случае.
Естественно, собака еще, не навсегда исцелена . Поэтому ведущий после выстрела, должен еще сам подбирать с земли тушки дичи, в то время как собака находится в положении лежа. Только очень постепенно переходят к тому, чтобы позволять собаке время от времени приносить дичь. Но "Аппорт" не разрешается делать немедленно после выстрела! Сначала собака должна оставаться лежать, а уж потом по команде подать. Я проявляю полное спокойствие и неторопливость, беру ружье медленно на плечо и подхожу в темпе черепахи. Господствует абсолютная атмосфера безразличия. Я хвалю его тихо легкими поглаживаниями, медленно распрямляюсь, и только теперь в спокойном тоне звучит команда "Аппорт". Только таким образом я избегаю опасности, снова испортить исцеленную собаку. Теперь это необходимо превратить в привычку. Если я регулярно со всей ответственностью обращаю внимание на выдержку после выстрела, то в дальнейшем это станет для собаки естественным поведением. Пока спокойствие собаки при выстреле не твердо закреплено, никогда нельзя, охотится, в непосредственной близости с другими собаками.

_________________
Сайт питомника дойч дратхааров Inkar-Dala http://inkar-dala.kz


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 21-02, 07:35 
Не в сети
ветеран форума

Зарегистрирован: 02-08, 18:40
Сообщения: 472
Откуда: Караганда
Боязнь выстрела
В противоположность горячности при выстреле, причина боязни выстрела не всегда кроется в неправильном обращении. Очень часто она основывается на определенной нервозности или робости, и это может быть от рождения, которое исцелению не подлежит. Я смог вылечить всех охотничьих собак которые попали мне в руки, от боязни выстрела, но у 2 сук овчарок (сестер) попытки не удались. Их пугливость была настолько велика, что каждый хлопок, шум двигателя грузовой машины, громкое закрытие двери и т.д. приводили их в панический ужас. Они хорошо выдерживали дрессуру, "Сидение", "Аппорт" и "Лежать", наконец ползание и оставление на месте, но охранными собаками не стали из-за огромной нервозности и отсутствия выдержки при выстреле. Боязнь выстрела в значительной мере можно предотвратить, если охотничью собаку уже в возрасте 3-6 месяцев часто брать в угодья. Наряду с тем, что она знакомится с окружающей средой, лесом, дичью, также знакомится с выстрелом и воспринимает его как что-то не опасное.
Уровень выстрелобоязни может быть исключительно различным. Если собака своим поведением показывает что звук выстрела ему неприятен (запуганное поведение), но однако остается поблизости от хозяина, то не имеется лучшего средства, чем брать ее вместе с другими собаками много на охоту и при этом всегда одобрительно и любезно с ней обращаться. Падающая от выстрела дичь, подача этой дичи или травля дичи другой собакой, обычно так возбуждает и будит ее зависть, что она забывает страх. Самое позднее после 10 или 20 выстрелов она понимает, что ничего плохого с ней не происходит, а наоборот после каждого выстрела наступает приятное действие: хватание мертвой или раненной дичи. Вместе с этим страх к выстрелу исчезает. В первое время одновременные выстрелы всех охотников нужно избегать при любых обстоятельствах. Надо брать собаку при одиночной охоте или тогда когда речь идет о разумном соохотнике.
Еще лучше, чем охота на пернатую дичь, для выстрелобоязливых собак это охота на кролика. При такой охоте собака быстро возбуждается, а если удается во время травли, ей еще увидеть кувыркающегося от выстрела кролика, то можно считать, что дело сделано. Но в любом случае результат будет после нескольких повторений.
Если уровень пугливости настолько велик, что собака после выстрела убегает домой или довольно долгое время ее не видно, то описанным способом вы не добьетесь цели, так как собака не обращает внимания на охотничьи события. Владеющее ее чувство страха заглушает все другое. В этих случаях все зависит от обстоятельств, как вы постепенно смягчили страх, вплоть до вышеназванного уровня. Только когда мы достигли того, что чувствительная собака вопреки страху и ужасу остается при выстреле рядом с хозяином, мы можем перейти к ранее описанному процессу.
К постепенному смягчению нерешительности есть различные пути. Можно как описывает Оберлендер - медленно и постепенно подводить к стрельбищу, на котором происходит стрельба. Собака привыкает к регулярно повторяющимся выстрелам вдали, лучше, чем к одиночным выстрелам поблизости.
Часто можно прийти к хорошему результату посредством следующего процесса:
Ведущий передает взятую на поводок собаку совершенно чужому лицу и уходит против ветра примерно на 150 метров в заросли. Собака естественно стремится к своему хозяину, которого она чует своим носом. Хозяин производит выстрел в зарослях. Если собака терпит это, то помощник несколько приближается, после чего снова производится выстрел. Дальше если все идет нормально, хозяин манит собаку и продолжает стрелять, в то время как помощник медленно приближается. Если же собака начинает проявлять некоторую нерешительность, стрельба сразу прекращается. Любого принуждения нужно избегать. Также нельзя строго обращаться с собакой в фазе испуга.
Собаки с тонким чутьем в большинстве случаев излечиваются от боязни выстрела, и едва ли снова становятся пугливыми.

_________________
Сайт питомника дойч дратхааров Inkar-Dala http://inkar-dala.kz


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 21-02, 07:36 
Не в сети
ветеран форума

Зарегистрирован: 02-08, 18:40
Сообщения: 472
Откуда: Караганда
Боязнь рук
Это поведение основывается исключительно на ошибочном обращении благодаря владельцу и ведущему. Я никогда сам не владел собакой с боязнью рук, что я приписываю психологически правильному обращению и корректно проведенной принудительной дрессировке. Также мой опыт по излечению чужих собак от боязни не очень обширен. При разумном, заботливом обращении с сырой собакой и ее чисто организованной базовой дрессировкой боязнь рук не может появиться. Чаще всего это происходит, когда при управлении собакой хотят принудить сделать что ни будь, хотя при дрессировке неправильно познакомили с принуждением т.е недостаточно привили ей чувство того что если ей приказали, то она должна это сделать обязательно. Очень часто они возникают в связи с другими пороками, как непослушание перед поднимающей дичью, удушение домашних животных. Это последствие наказания (часто даже палкой) при поведении, которое собака не связывает с наказанием. Молодая собака, которая травила домашнюю курицу и задушила, не может связать наказание палкой 5 минут позднее и не должна наказываться вообще. Также воздействия довольно бессмысленны у уже мертвой курице. Наше воздействие должно застигнуть молодую собаку только во время травли или удушения, и только в этом случае наказание едва ли приведет к боязни рук.
Боязнь рук встречается в разной степени: от робкого приближения до настоящего удирания и длящегося сутками бродяжничества вокруг дома. Сильные, жесткие собаки склоняются меньше к этому пороку, в то время как чувствительные собаки могут показывать признак боязни рук уже после первого непонятного наказания. Особенно сильно способствуют развитию процесса боязни рук палки. Поэтому нужно отказываться от применения палки при любой дрессировке, как и при управлении собакой. У нас гораздо лучшее действует ползание на поводке со строгим ошейником. Вышеупомянутая палка, может быть применена только при прямом неповиновении, т.е. нападение на своего хозяина.
При излечении боязни рук, сначала надо полностью отложить хлыст. Очень часто бывает, необходима замена ведущего, во всяком случае, тогда, когда доверие собаки сильно пострадало к ее нынешнему ведущему. Во многих случаях собака при возвращении к старому ведущему снова может показать пугливость, если у того не изменились манеры поведения. Тот, кто хочет излечить собаку от боязни рук, должен завоевать полное доверие воспитанника. Обращаться с ней всегда ласково, кормить самому, иметь возможность днем и ночью находится возле нее. Но, без хорошего контакта между хозяином и собакой излечение будет безнадежно.
Если есть доверие, то сначала выполняют комнатную дрессировку с командой "Лежать". Собака находится на поводке, чтобы научилась, не отвлекаться. При переходе, т.е. когда отпускают веревку, это разучивается в закрытом помещении. Нигде так не проявляется ценность комнатной дрессировки как здесь. Особое значение придаем на молниеносное укладывание собаки, на жест с поднятием руки вверх. Это должно быть для собаки, полностью само собой разумеющиеся действие. Если собака отказывается приближаться, то никогда не идем к ней навстречу, скорее отступаем сами. Собаку следует за хозяином, и избегает того кто к ней подбегает! Если она не походит, то команда «Лежать». Ни в коем случае, резких слов или звуков. На основании предыдущих постоянных упражнений собаке с боязнью рук легче ляжет на землю, чем подойдет к хозяину. Теперь ни в коем случае не приближаемся к собаке напрямую, а делаем это кругами с вытянутой вверх рукой, способом как на прежних упражнениях. Это происходит до тех пор, пока на можно ухватится за лежащую веревку. Только теперь собака свистом или ласково-спокойным тоном подзывается. Если она не выполняет команды и в этом случае, то собаку спокойно тянут на веревке к себе под приветливые слова, предотвращая любое запугивание. Собака должна понять после многочисленных повторений, что при подходе ее ожидает всегда, что то приятное. Самые важные помощники, это - терпение, время и заботливая последовательность, а также механическое воздействие (веревка).
Наряду с излечением боязни рук устраняются и другие пороки (наскакивание на дичь, разрывание домашней птицы). Для этого требуется полная проработка команды "Лежать", если она надежно выполняет команду без отвлечений, нужно включить отвлечения. Процесс походит на то, какой мы применяем при горячности от выстрела. При горячности от выстрела, заскакивании, гоньбе дичи с игнорированием команды "Лежать", самым гуманным, надежным и быстродействующим средством остается электрошок или штрафной выстрел мелкой дробью.
Шок производится, не потому что собака наскакивает на дичь или гонит ее, а потому что она это делает вопреки команде "Лежать". Он обычно имеет молниеносное действие с двух точек зрения: собака в будущем реагирует на свист на расстоянии и излечивается от причин боязни рук, так как шок информирует ее о сфере власти ее хозяина.
Я подчеркиваю еще раз: штрафной выстрел применяется только при ликвидации причин пороков, стрелять в удирающую от боязни рук собаку, было бы непростительно.

_________________
Сайт питомника дойч дратхааров Inkar-Dala http://inkar-dala.kz


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 21-02, 07:37 
Не в сети
ветеран форума

Зарегистрирован: 02-08, 18:40
Сообщения: 472
Откуда: Караганда
Выталкивание пернатой дичи наскакиванием.
В большинстве случаев этот порок имеет очень большое сходство с горячностью после выстрела. К счастью, этот не требует больших усилий при излечении. Как и при горячности от выстрела, здесь также требуется чистая отработка упражнения "Лежать", сначала в помещении и затем в полевых условиях. Чтобы не повторять подробности, я рекомендую обратиться к разделу "Горячность от выстрела". Если команда "Лежать" удается без дичи в полевых условиях, а также на больших расстояниях, то я ищу с собакой куропаток или фазанов. Уже при первых признаках маркировки дичи, т.е. причуивании раздается свист трели и принуждающий собаку лечь на землю. Если собака не повинуется и выталкивает дичь, то немедленно следует в виде наказания упр. "Ползание" со всей твердостью, продолжительностью не менее 2 минут. Здесь, в особенности, где речь идет, о выполнении "Лежать" при отвлечениях, едва ли можно превысить допустимую меру твердости и длительности упражнения. Если собака выполняет приказ, то я медленно подхожу к ней хвалю в полголоса, ласково похлопываю и со словами "вперед, моя собака" посылаю на доработку. У очень сильных собак рекомендуется делать это ползком. Каждой попытке несдержанности препятствуют, короткой жесткой командой "Лежать". Крепкие собаки могут терпеть и удары прутом. Но это не обязательно, если с собакой основательно потрудились в комнатной дрессировке. Все эти процессы должны происходить в абсолютном спокойствии и медлительности. Если я уверен, что куропатка или фазан еще находятся на месте перед собакой, то закрепляю за ошейник длинную веревку стоящей на стойке или лежащей собаке и отхожу на длину натянутой веревки. По прошествии некоторого времени я тихо свищу и с помощью веревки отзываю собаку со стойки назад. Подошедшую собаку я особенно сильно хвалю. Я говорю несколько слов и затем позволяю ей, осторожно снова продвинутся. Если она снова встает на стойку, я по прошествие некоторого времени, подчеркнуто медленно подхожу к ней, хвалю и ласкаю. Затем вместе с ней продвигаемся к дичи, самое большое внимание обращаем на то, чтобы собака, при подъеме дичи по моему приказу немедленно прижималась к земле. В остальном, я рекомендую почитать еще раз, главу в этой книге "Закрепление стойки".

_________________
Сайт питомника дойч дратхааров Inkar-Dala http://inkar-dala.kz


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 21-02, 07:38 
Не в сети
ветеран форума

Зарегистрирован: 02-08, 18:40
Сообщения: 472
Откуда: Караганда
"Неисправимый травильщик зайцев"
Это всегда продукт ненадлежащего воспитания и управления. Также очень часто оставляет желать лучшего и базовая дрессировка. Тот, кто своевременно не сделал послушание по зайцу, в большинстве случаев будет иметь проблемы с гоньбой зайца, так после укоренения данного порока требуется гораздо больше работы, знаний и последовательности. Хотя имеются также собаки, которые самостоятельно теряют интерес к убегающему необстрелянному зайцу, но они, относительно редки.
Сделать собаку послушной по зайцу в первом поле самое позднее во время охоты на куропатку, не является искусством, если собака прошла надлежащую базовую дрессировку. Большая и всегда повторяемая ошибка, это отстегивание собаки при виде зайца, безразлично, будь то здоровый или раненный заяц.
Но здесь идет речь, как я вылечиваю уже давно укоренившееся порок. Здесь также как и при горячности от выстрела и наскакивании на дичь предпосылкой является, абсолютно надежное прижимание собаки к земле на любой дистанции после свиста трели. Если это отработано, то я должен дать понятие собаке, что моя власть распространяется за рамки вытянутой руки и длины хлыста. Собаки которые имеют опыт дрессировки знают, что каждое неуважение к свисту трели наказывается жестким упражнением «Ползание», и никогда не связывают наказание с травлей зайца, а знают что это наказание из-за невыполнения команды "Лежать". Если собака вопреки трели свиста погнала, то я не злюсь, не кричу и не свищу повторно, а спокойно остаюсь на месте. Место, где она должна была лечь, помечаю палкой, и в спокойно-решительном состоянии жду ее возвращения. По возвращении собака берется на поводок со строгим ощейником, без приветливых слов и также без ругани отдаем короткую команду "Лежать" и проходим жесткое ползание, которое кончается там, где она должна была лежать. Она остается там лежать минимум 1-2 минуты, и затем продолжаем поиск по полю. Разумеется, не даем ей слишком далеко уходить, так как ближе к ведущему он будет меньше, склонятся к гоньбе. Я повторяю со всей ответственностью, что у действительно основательно трудившиеся собаки в выполнении команды "Лежать" у меня, а я поверьте, имею в этой области обширный опыт, и также у других многочисленных хороших ведущих, не было случая чтобы собака связала наказание с зайцем или возвращением и стала руко-боязненной собакой.
Но не во всех случаях упомянутый процесс приводил к излечению "Злостные рецедивисты", т.е. сильные собаки, которые уже слишком давно испорчены и всегда рассматривают каждого зайца в качестве провокационного объекта, нуждаются в более строгих средствах воздействия, таких как электрошок или штрафной выстрел. При этом я всегда повторяю, что то и другое не средство в руках начинающего или нервного человека. акже ни при каких обстоятельствах не применяется к молодым собакам, у которых не отработана абсолютно основательно команда "Лежать". Здесь существует возможность заиметь собаку, которая боится зайцев. А этого мы как порядочные охотники не должны допустить. У собаки должна, сохранятся страсть и жадность к зайцу
Шок может убить у молодой собаки, необходимую страсть к зайцу. Поэтому это средство крайнего случая, у более старых и уже испорченных собака и в большинстве случаев для них единственное средство.
Обычно достаточно бывает одного раза. Только у очень бесчувственных, старых грешников может понадобиться повторение упражнения. У меня повторения, во всяком случае, не было. Если собака дальше по собственному почину, воздерживается от гоньбы без никакого воздействия, то я ее сильно хвалю и понуждаю к работе по следу зайца. После возвращения он заслуживает похвалы еще больше, безразлично, гнала ли она зайца по следу или в узерку. Самое позднее после третьего повторения собака понимает, что заяц вовсе не запретный зверь, и что она может следовать за ним, но однако только по команде.
Впрочем как легко, у неиспорченных собак эта установка может быть достигнута, очень много ведущих демонстрируют это со своими собаками на осенних и даже весенних испытаниях молодняка.
Известный господин L. F. ARMBRUSTER даже разработал специальный знак награду, для тех собак которые показывают послушание по увиденному зайцу и затем по следу того же зайца показывают чистую следовую работу.

_________________
Сайт питомника дойч дратхааров Inkar-Dala http://inkar-dala.kz


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 21-02, 07:39 
Не в сети
ветеран форума

Зарегистрирован: 02-08, 18:40
Сообщения: 472
Откуда: Караганда
Der Blinker und der Blender
«Хитрец» и «Обманщик»

Не так давно это в прессе обсуждалось, и я выложил здесь вместе, так как разговор шел о том "Хитрец" или "Обманщик". В действительности речь идет об абсолютно различных понятиях.
«Блинкер» т.е. хитрец, так называют поведение собаки, которая при восприятии запаха дичи не становится на стойку, а незаметно ищет дальше. В начале этого порока, собака еще коротко становится на стойку или настораживается в момент причуивания, чтобы затем быстро уклонится. «Блинкер», стремится намеренно обмануть своего хозяина - он действует совершенно осознанно - в то время как он чувствует ,находящиеся на его пути куропаток и фазанов. Неопытный в этих вещах охотник вовсе не замечает это и может часами бродить за собакой в богатых дичью угодьях и видеть птицу только тогда, когда случайно натыкается сам.
Причины блинкерства всегда надо искать в черте характера собаки и состояния ее обучения и не адаптированности управления. Вместо того, чтобы отработать дома со своей собакой основательно команду "Лежать" и затем в открытых угодьях по пернатой дичи сначала без выстрела, ведущий идет без достаточной подготовки собаки на полевую охоту, воспитанник сразу наскакивает на птицу. Горе стрелок злится, хватает что нибудь в руки, кидает в собаку, ругается, не редко и избивает бедную собаку. Естественно собака такое обращение связывает с дичью и ее запахом. Если это повторяется несколько раз, то умная и чувствительная собака в будущем при присутствии своего хозяина будет избегать каждую встречу с фазанами и куропатками, и никак не реагировать на их запах. Опытные блинкеры - я испытывал одного такого однажды в 1930 году на весенних поисках, идут так, что даже на долю секунды не задерживаются на запах, идут не снижая темпа. Никто не догадается, что он причуял куропатку. Впрочем, блинкер может быть не только по пернатой дичи, но и очень часто по волоку лисы и по искусственному кровяному следу. Каждый опытный охотник испытывал такие случаи.

Что-то противоположное "Блинкеру" это "Блендер" т.е. обманщик или по-другому создающий впечатление «очковтиратель». Так называют собаку, которая становится в стойку, не имея дичи на чутье. Это неприятное качество может, в том случае если ведущий хвалит на стойке или вовсе тормозит собаку, и заходят так далеко, что собака абсолютно вслепую начинает делать вид что причуивает. Она в великолепной позе, вытянув далеко свой нос в типичной манере, ожидает хозяина и ждет поощрения. В большинстве случаев речь идет о мало охотивщиеяся собаке с неуверенным чутьем. Последнее может быть чрезвычайно хорошим, однако собака его неправильно использует. Излечение "Блендера" происходит лучше всего разнообразной регулярной охотой. Тот, кто отстреливает из-под собаки осенью по 100 куропаток и по десятку зайцев, фазанов и уток, больше не будет иметь собаку делающую вид, что охотится. Естественно, нельзя хвалить каждую стойку, скорее правильно будет подталкивать вперед, и только тогда когда у нее дичь действительно находится на чутье время от времени можно похвалить. Всегда быстро напираем на собаку, и реагируем на каждую пустую стойку, командой "Фу" и "Вперед". Через разнообразную регулярную охоту, собака быстро становится надежной в использовании чутья. Говоря о блендерах т.е. обманщиках, речь идет о несамостоятельных животных, которые мне не нравятся, но серьезным пороком я и не считаю, так как это вылечивается исходя из моего прежнего опыта легко, используя выше упомянутые мероприятия.




Другое дело "Блинкер". К его излечению необходима некоторая чуткость, и во всяком случае неизбежна замена ведущего, если порок не кроется в самой собаке. При исправлении блинкера ведущий должен обращать внимание на возвращение страсти к охоте и радости в работе по полевой дичи. Предоставлять ему полную свободу в полевых условиях. Если увидим что куропатка запала, то подводим ее при слабом ветре к ней, так что бы она поднялась при нашем подходе и стреляем ее. Побуждаем собаку принести и хвалим ее до после исполнения. Она должна убедиться что, выталкивание не несет неприятностей для нее. После того, как это по возможности несколько раз повторяем, охотимся уже со второй собакой, блинкер в это время находится на веревке. Этим мы пытаемся закрепить ее охотничью зависть. Если вторая собака становится в стойку, то блинкера сначала подводим на веревке к ней, а чуть позднее свободно и при ее потягивании или стойке, хвалим особенно сильно. Я всегда убеждался на своем опыте, что шепчущие или тихим голосом похвалы под одновременное ласкающее похлопывание производят впечатление на собаку сильнее и лучше способствуют контакту, чем громкие слова. Пытаемся стрелять каждый раз перед собакой дичь и всегда позволять приносить блинкеру и при этом много хвалить. При многократных попытках охотничья зависть и страсть к охоте повышается у собаки настолько сильно, что она забывает хитрить и начинает снова по собственному почину сообщать о дичи. Теперь мертвый пункт преодолен. Как только у собаки появились первые признаки доверия, последующих положительных успехов можно добиться быстрее. Однако я считаю совершенно возможным, что исцеленная собака, как и при боязни рук, вернувшись к старому хозяину, может снова совершать старые грехи.
Совершенно иначе я обращаюсь с блинкером по волоку лисы. При показывании куропаток я не могу принуждать собаку, а возбуждаю его страсть к охоте, стимулируя ее. Напротив, при отработке волока лисы я могу применить принуждение, и уверен, что этот даже необходимо делать.
Так как собака из опыта знает, что в конце волока лежит туша лисицы, которая ей неприятна, она избегает подходить туда. Часто такая собака хорошо отрабатывает след волока, но, не доходя до лисы, сворачивает незаметно в сторону делая вид что ищет нижним чутьем. Она делает вид что ищет усердно но не находит. Другие собаки сразу или позднее уходят в кусты и там просто ложатся в хороших зарослях и ведут себя пассивно. В этих случая я надеваю воспитаннику строгий ошейник, веду его по следу волока, и не доходя 30-50 метров до волока, заставляю проползти и в конце освобождаю его или отправляю с волочащейся веревкой. Я энергично приказываю принести, и если она берет и несет, обильно хвалю. Забирание лисы также сопровождается похвальными словами. Однако у изворотливых собак нужно многократно повторять это упражнение.
По моему опыту собака от этой хитрости излечивается во всех случаях, если она вообще обучалась технике подачи.

_________________
Сайт питомника дойч дратхааров Inkar-Dala http://inkar-dala.kz


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 21-02, 07:40 
Не в сети
ветеран форума

Зарегистрирован: 02-08, 18:40
Сообщения: 472
Откуда: Караганда
"Das Knautschen" - Жевание (комкание) дичи.
Жевание не имеет ничего общего с жесткостью и бесцеремонным удушением дичи собакой. И мне непонятно, как бесчисленное количество людей путают одно с другим, полагая, что жесткость собаки имеет отношение к жеванию. Я думаю, что такие мнения складываются больше из теоретических соображений, чем из практического опыта.
Все мои душители в первом же поле приносили раненную птицу живой и невредимой, и наоборот один кобель у которого была нулевая жесткость к зверю, жевал птицу. Впрочем, это был единственный жевальщик, которым я владел в 1920 годах. Он был очень хорошим полевым работником, превосходной водяной собакой и подавальщиком потерянной дичи. Только его работа по кровяному следу и проявление жесткости к зверю оставляли желать лучшего. По этой причине он не выставлялся на испытаниях. Вопреки неудержимой страсти его нельзя было заставить близко подойти к туше зверя, который еще шевелился. И это был настоящий жевальщик пернатой дичи. В чем Причина? У него был один недостаток, ставящий его в тень, это радость аппортирования. Будь то дичь или домашний тапок, связка ключей или пфеннинговая монета, табачная трубка или кусок колбасы, он приносил все. При моей тогдашней неопытности я неохотно соглашался, чтобы с ним основательно поработали в принудительном порядке. Он страшно жевал куропаток, фазанов и кроликов. Я должен был возвратиться к работе для исправления этого порока, но я тогда только учился сам.
Жевание - это исключительно дело дрессировки и управления, за исключением у крайне слабых характером собак.
В первую очередь необходимо, во время нормальной дрессировки научить собаку принуждению. Я никогда не приемлю при упражнениях по подаче, естественную радость собаки к подаче как достаточную. При дрессировке подаче, удовольствие от подачи у собаки должно пройти; она должна научится аппортировать не от того, что она любит это делать, а по причине того, что должна это сделать. И затем управление! Почти всегда горячность от выстрела - это первая ступень, которая ведет к жеванию. Приученная к порядку собака никогда не будет жевать, если она регулярно остается одну минуту после выстрела на месте, и приносит только по категоричной команде. Движение совместно с выстрелом портит 90 из 100 собак.

Из вышесказанного уже складывается коррекция: железная домашняя постдрессура в подаче. Для этого в конце дрессировки тренируют попеременно меня предметы; 6-8 кг лису, голубь, яйцо. В угодьях перед каждой подачей после выстрела ждут одну минуту. Собака должна в это время лежать на месте или сидеть. Если собака основательно занималась подачей, жевать может только в возбужденном состоянии, поэтому выдержкой в минуту, мы снимаем это возбуждение.
Неоднократно от многих людей, даже опытных я слышал - что жевание передается по наследству. Я не верю в это, а скорее предполагаю, что в случаях, когда в нескольких поколениях собак последовательно появляются жевальщики, передаются по наследству не задатки жевания, а недостаточная стабильность нервов. Собака со слабыми нервами так возбуждается, что даже после правильной базовой дрессировки, может как бы "терять рассудок" от возбуждения в угодьях даже при квалифицированном управлении.
У собак со стабильными нервами, в способном к дрессуре возрасте, при достаточно богатых угодьях с дичью, порок жевания можно надежно устранить, а у слабонервных часто результата может не быть и после постдрессуры.

Если же недостаток связан с горячностью к выстрелу - и это случается в большинстве случаев, то сначала должна быть устранена горячность от выстрела. А потом упражнения из "школы" по подаче переносятся на практику.

_________________
Сайт питомника дойч дратхааров Inkar-Dala http://inkar-dala.kz


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 21-02, 07:41 
Не в сети
ветеран форума

Зарегистрирован: 02-08, 18:40
Сообщения: 472
Откуда: Караганда
Der Anschneider « Потрошитель»

Потрошителя от рождения не бывает. Если собака многолетними упражнениями стала так называемым "закоренелым потрошителем", т.е. потрошение и съедание для нее стало естественным, то устранение порока может оказаться безнадежным. Потрошитель по случаю и начинающий потрошитель полностью излечивается. При сбалансированном кормлении и правильной дрессировке собака наврятли станет потрошителем, и никаких проблем не вызывает если порок своевременно замечен. Причину всегда нужно искать в ненадлежащем кормлении. Мнение, что собака потрошит от голода, совершенно ошибочно. Тогда у большинства охотников собаки бы потрошили, в особенности в конце долгого охотничьего дня, так как каждый благоразумный охотник, охотится с несытой, а трезвой, т.е. голодной собакой. К потрошительству собаку побуждает недостаток в микроэлементах, витаминах и т.д., в которых организм срочно нуждается. Это как дети иногда едят мел или известковая страсть у куриц и голубей (выклевывают строительный раствор между кирпичами стены). Если мы не даем такие жизненно необходимые материалы, то вследствие проявления недостатка в них возникает непреодолимая жадность. Также можно провести параллели с людьми которые пережили в концлагерях в войну голод и нехватку. Эта жадность заглушает привычку и воспитание. Мы не можем осуждать собаку, которая с жадностью патрошит размороженный кусок мяса из холодильника, который уже издает неприятный запах. Это как раз то что содержит активные вещества, которые мы не даем собаке и в которых она нуждается, как необходимой вещи для поддержания организма. Собака жаждет не дичь, а содержащиеся в подпорченной дичи активные вещества.
У потрошения на рабочих испытаниях причина заключается в том, что здесь используется очень часто, несвежая дичь. Собака, которая никогда не подумает потрошить свежеубитую дичь, но может сделать это с замороженной вынутой из холодильника дичью, которая слегка подпорчена. Мы этого запаха со своим слабым носом не можем ощущать, а для собаки это уже как раз больше не дичь. Мы испытываем так, что в практической охоте не происходит.
Варенное или пожаренное в человеческом понятии "Хорошее" мясо не содержит упомянутых активных веществ в достаточном количестве, а хлеб, рис, мука или картофель и вовсе не содержат их. Собака регулярно нуждается, если не ежедневно, в неочищенных или грубо очищенных внутренностях, т.е. рубец, кишки, печень, селезенка, легкое и кровь, даже перья и шерсть ценны. Особенно существенно добавление подпорченного мяса.

Как раз плохо пахнущее мясо, к которому человек чувствует отвращение, вызывает у собаки жадность и полезно для нее. Но я подчеркиваю, что речь должна идти о сыром мясе. Плохо пахнущее вареное мясо, не корм для собаки. Мои собаки регулярно, по крайней мере, раз в неделю, получают подпорченное сырое мясо. За много лет только двое собак из моего питомника, стали потрошить. Оба были исцелены полностью через несколько недель соответствующим кормлением. Первым был кобель "Saul von Neukalen" в 30 годах прошедший испытания VGP с дипломом первой степени. Я выставил его в 4 года еще раз на испытания VGP "так между прочим". "Saul" который много охотился, приводил по кровяному следу к сотням раненных животных и ни разу не потрошивший, в это раз на VGP запотрошил. Тогда опытный охотник господин Хундерман обратил мое внимание на причину, и после соответствующего изменения рациона питания "Saul" был полностью исцелен.
Была еще одна собака по имени "Dissi von der Weiherwiese". Она была очень производительна, с высокими показателями в "Totverbellen" т.е., в указании дичи лаем, я ходил с ней на охоту с сентября по январь. Мы с ней великолепно охотились, работать с ней было чистой радостью, будь то в поле, в лесу или воде, будь то хищник или следовая работа. В конце октября я застрелил косулю. Дисси, уходит в поиск доходит до косули и не подавая голоса, потрошит ее. Я ничего не предпринял кроме как сказал "Фу". Затем четыре недели она получала достаточное количество мяса, прежде всего, неоднократно плохо пахнущие ноги теленка и очень грубо очищенные внутренности. Тогда я специально застрелил для нее косулю, вскрыл ее и положил широко расставленными ногами на спину. Сделал волок, дал некоторое время отстоятся и позднее с помощником сделали наблюдательный пост. После чистой отработки следа волока, собака подошла к туше и даже не сделала никакой даже незначительной попытки попробовать потрошить. Затем я неоднократно повторял это на практической охоте.
Я твердо убежден, что потрошение может быть только в том случае если для организма собаки не хватает какого либо важного вещества. Здесь надо сказать еще, о кормлении внутренностями на месте охоты: Я знаю очень много охотников, которые скармливают внутренностями, легкими селезенкой и т.д. своим собакам на охоте, без последствий к потрошению.
Разумеется, что собака после каждого успешного поиска зверя, получает из несколько кусков селезенки или еще чего из рук охотника. Это этого собака не станет потрошителем. Опытные охотники говорили, что период между войнами убивались тысячи кроликов в угодьях, которых не всегда успевали обработать. Эти кролики разрубались вместе со шкурой и шерстью, и в сыром виде скармливали собакам. Никогда после этого не было случаев потрошения.

Поэтому когда речь идет только о недостатке витаминов и других веществ в организме собаки, а не о многократно повторяющем старом пороке, которое превратилось в привычку. Излечение возможно почти во всех случаях без больших принудительных мер. Факт, что почти все хищники (лев, лиса, волк) едят сначала у дичи внутренности, должно быть намеком. Наряду с подпорченными мясом, надо давать иногда сырые овощи в натертом состоянии, особенно морковь.
Такое кормление надежно предупреждает от совершения собакой нежелательных для нас действий .

_________________
Сайт питомника дойч дратхааров Inkar-Dala http://inkar-dala.kz


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 21-02, 07:42 
Не в сети
ветеран форума

Зарегистрирован: 02-08, 18:40
Сообщения: 472
Откуда: Караганда
Могильщик
Некоторые авторы обуславливают это наследственностью. Мой собственный опыт не подтверждает эти теории. Я не был знаком еще ни с одним врожденным могильщиком. Однако, это не исключает его существования. Закапывание аппортировочных предметов и дичи, гораздо частое явление, чем мы слышим об этом. В большинстве случаев владельцы или дрессировщики боятся рассказывать о "преступлениях" своих любимцев. Это совершенно ошибочно. Во многих случаях все не так уж плохо, психологически объяснимо и абсолютно излечимая вещь.

Прежде опишу несколько случаев:
1.VGP 1963. Молодая собака активно бежит по волоку кролика, подбегает к туше берет ее, затем пробегает еще 20 метров, прикрывает ее листвой вперемешку с землей и возвращается назад. Эксперт по волоку оставляет свое место и идет по просеке к коллегам.
Между тем собака подбегает пустой к своему ничего не подозревающему ведущему, который с энергичной командой "Потерял, аппорт" посылает ее во второй раз и собака через несколько минут прибывает с выкопанным кроликом радостно к хозяину и безупречно подает. Вскоре появляется эксперт, который был на конце волока рассказывает о том, как собака закопала дичь и недоверчиво смотрит на нас, когда мы показали чисто принесенного кролика.
2.В 1931 или 1932 году я выставлял второй раз на VGP кобеля, который уже имел тест Vbr. т.е. "Подача потерянного". На волоке кролика который ведет через вырубку леса и заросли, собака быстро и радостно выбегает из зарослей с кроликом в зубах и как только достигает вырубки закапывает тушу кролика под вывернутым корнем дерева.
3. Господин Вупперталь-Ханетберг, пишет: На VGP в Заарланде моя собака шла с высокими баллами, последней работой был волок кролика. Она стремительно пошла по волоку и вскоре появилась с кроликом, не доходя метров 50 к нам, увидела, как я стою между судьями, быстро повернула назад и уже через несколько минут возвратилась без кролика. По правилам собаку уже нельзя было посылать обратно за кроликом. Только после завершения испытания, я послал собаку, и она принесла закопанного кролика.
5. Господин Ерндтебрюк рассказывал о своей 9 летней суке, которая являлась лучшей и страстной подавальщицей потерянной дичи, что она в молодости часто закапывала дичь. Тогда он поставил себе задачу во что бы не стало вылечить ее от этого порока и только после жесткого шока собака была вылечена навсегда.
6. Господин Фолькердорф, рассказывал о своем опыте с двумя кобелями, что они были настолько испорчены, что не смогли вылечиться вопреки хорошей дрессировке. В дальнейшем они закапывали уже на глазах дрессировщика и ведущего.

Здесь я привожу выдержки статьи господина О.К. в одном немецком журнале, где он приводит ряд случаев:
7.В начале тридцатых годов мы охотились с одним охотником, у которого был прекрасный кобель. Подача на близких расстояниях не вызывало никаких порицаний. Как только появилась раненая порхающая птица, собака добежала до нее схватила, забежала до овсяного поля и вышла от туда пустой. Часовой поиск не дал никаких результатов. При охоте на зайца, он схватал его на удалении 100 метров от хозяина ушел в молодой подлесок и там закопал в старой древесине. На определенной дистанции при выстреле она бежала очень ретиво и рысью возвращалась с дичью после волока. Иногда на длинных волоках он приходил сытно поев дичь, иногда остатки закапывал. Наконец по просьбе владельца собака была застрелена.
8. Далее рассказывается : "Одна из моих собака, сука ДД - (Амзель фом Заарфорст) подавала не плохо. Однажды я застрелил кошку. Сука несла ее рядом с велосипедом. Кошка была средней тяжести. Вдруг я перестал слышать шаги собаки, когда оглянулся, то увидел как сука выбегает из зарослей без кошки в пасти. Я быстро нашел кошку, которая лежала прикрытая хвоей, и заставил суку дважды принести ее. На третий раз с кошкой в зубах она напрямую устремилась в сторону высоких деревьев. Я позвал ее и она принесла.»
9. Сразу после первой мировой войной, автор владел приземистым малым мюнстерлендером 48 см высотой, который был невероятным аппортировщиком. Когда мы хотели выходит или он хотел приветствовать меня после отсутствия или он был в другом каком либо радостном состоянии, он схватывал какой ни будь предмет и носил его гордо , виляя хвостом вокруг меня, до тех пор пока я не брал его у него. Он брал первую понравившуюся вещь: Ботинок, намордник, ручные часы, перчатку, дрова или даже коврик перед кроватью. Радость в аппортировании, он показывал также в угодьях. Впрочем я тренировал его, с прекрасным результатом систематически с тяжелыми предметами, чтобы сделать надежным аппортировщиком зайцем с далеких расстояний. На ежедневных утренних прогулках на моем обратном следе он таскал тяжелый аппарат Оберлендера до 8 кг. Многомесячными упражнениями мы увеличили расстояние до 2 км. В жаркий летний день, собака несла тяжелый аппарат уже на пути туда. Когда он уже возвращался назад домой, я заметил, что он свернул с дороги на картофельной поле метров на 6-8 и вышел уже оттуда пустым. К счастью я заметил, где он был и нашел закопанный аппарат легко.

Следующие два случая господина О.К., описывают надежную высоко дипломированную и с большой охотничьей практикой суку:
10.Я вынуждал нести аппортировочный аппарат с несколькими дисками 2 км. Аппарат оставлял у лесоруба, и в полдень собака несла его обратно. Все проходило хорошо. В одно воскресное утро ей кажется надоело таскать. Дорога была к почте была чуть более 600 метров. Вдруг я увидел как сука укладывает аппарат в листву и быстрыми движениями морды, закопала его. По команде аппорт, она его снова взяла.
11. а) Однажды ночью я пошел охотится на одичавших кошек. Обнаружил кошку в фонариком в деревьях, стрельнул мелким калибром. Кошка камнем упала в яму которая окружена деревьями. В это время подьехала какая то машина, до деревни было 1000 метров, у меня были документы на отстрел, и я обяснил молодому фермеру котрый подьехал, чем дело. Тут моя собака появляется без кошки. В полумраке, когда я беседовал с фермером, то заметил, что сука копается в яме. Корни ивы предотвратили глубокое закапывание, исследовав место, я к счастью нашел кошку.
Волок кошки утром, длиной 500 метров прошел без инциндентов.
А дальше : "сука через неделю закопала еще три раза зайца, которого должна была отработать. Последний раз я видел как она зашла в овраг, с небольшим количеством воды на дне, искал целый час и не нашел " На следующий день я ехал мимо оврага на велосипеде. Сука бежала за мной. Через некоторое время, я увидел что она уже рядом бежит с сильно подпорченным зайцем из которого сыплются личинки мух. Я был очень удивлен, почему собака добровольно таскает при душной погоде кишащего личинками зайца, и почему закопала в двух метрах от машины свежую кошку?
12. В 1934 году О.К. стреляет кролика. Отрекошетившая дробинка, попадает в шею справа находящегося охотника. Он сильно кровоточит. Пока они перевязывали царапину, его собака кружила вокруг обоих с кроликом в зубах. Охотники, занятые более важным делом, не обращают на собаку никакого внимания. И тут неожиданно она закапывает кролика.


Из этих различных описаний мы с некоторой надежностью можем выявить мотивы для закапывания. В любом случае они частные. Все лежит в собачьей сущности, закапывать корм, в котором она в настоящий момент не нуждается. Мы видим это почти у всех молодых собак, и из этого не нужно делать трагедии. Это берет начало из естественного стремления, надежно обеспечить себе пропитание. Теперь хозяин и собака образуют общую стаю, в котором хозяин предстает как вожак стаи (по крайней мере должен). Вся дичь, каждая добытая вместе добыча принадлежит им обоим. Таким образом надлежаще содержащая собака считает это нормальным. При подаче тушки дичи своему хозяину, она виляет хвостом, в то время как к чужим относится недоверчиво или даже иногда агрессивно. Ее установка: "Наша дичь! К ней доступ третьих лиц запрещен". Собаку вызывает беспокойство присутствие других людей или чужих собак, при подаче , в особенности мелкой дичи. Она неохотно приносит предметы в место, в котором она видит даже знакомых людей или собак. Это беспокойство повышается тогда, когда она приближается ближе к скоплению людей и не узнает там своего хозяина.
Поэтому не только допустимо, а естественный долг ведущего, обращать внимание на себя, приближающую с дичью собаку, какими либо жестами или хвалебным обращением.
Очень независимые и уверенные в себе собаки, естественно несколько легче переносят заботу о добыче, которая встречается только тогда, когда собака чувствует себя не очень уверенно. И эта неуверенность возникает естественно, легче всего в незнакомой обстановке и по отношению к чужим людям и животным. Ревность и неуверенность, самые частые мотивы закапывания. Ясно и то, что то и другое чаще встречается у молодых собак, так как в течение времени собака на опыте убеждается, что никто не отнимет и не собирается отнять у нее добычу.
Типичные примеры этих мотивов - это от 1) до 4) случая. Вероятно в основе закапывания, о котором сообщается в случае 5), лежит тот же мотив. Господин В.В. не сделал надлежащих выводов. Если нарушен контакт хозяина и собаки, то опасность ненадежности собаки, естественно растет. Я неоднократно испытывал это, что собаки месяцами в течении долгих лет приносившие бесчисленное количество раз безупречно дичь, при смене владельца неожиданно становились могильщиками.
В таких случаях постдрессировка - это вздор. Новому ведущему нужен учебный курс привыкания к душе собаки. Если ревность и неуверенность - это причина закапывания, то мы должны укреплять в собаке убеждение, что никто не оспаривает у него его добычу. Вначале принципиально хвалят собаку и обращают на себя внимание вдали от людей, позже также вблизи людей и собак. Само собой разумеется, собака должна принести закопанный кусок сама, в крайнем случае, в строгом ошейнике и веревке, но по меньшей мере так же важно, устранение беспокойства из за добычи. Нужно неоднократно давать понятие собаке, что никто не отнимет у нее дичь, а подача ведет к приятному окончанию.
Дальнейшую не редко встречающую причину нужно искать в чрезмерном требованиях к собаке. Примеры 8), 9),10) и также, пожалуй, 11б) характерны. При этом речь идет не всегда в чрезмерных слишком высоких чисто физических требованиях. Часто случается, что собака при многократных или ежедневных упражнениях по волоку с лисой или вороной и т.д. целыми днями выполняет все безупречно, но неожиданно сворачивает и закапывает. Сильные существа переносят продолжительные упражнения легче, чувствительные (в особенности суки ) меньше. В этих случаях при первых закапываниях очень энергично принимают решительные меры (ползание в строгом ошейнике и веревке , возможно и с употреблением прута) вынуждают собаку вытащить закопанную дичь из ямы. Случаи 11а) и 12) я оцениваю как чистый процесс замешательства. Собака привыкает, что вожак стаи при каждом подходе с добычей, проявляет к ней интерес и принимает подачу под определенную церемонию похвалы. Вдруг у хозяина не времени на нее, он не обращает на собаку внимания и занят чем то другим. Что она должна делать? Куда девать дичь? Некоторые более старые и очень спокойные собаки сидят с дичью в зубах и некоторое время выжидают; воспитанники в стадии обучения будут ронять дичь. Во всяком случае, собака стоит перед новшеством, перед ситуацией, на которую она не выучила выход. И приходит к выводу не закопать ли для начала добычу?
Во всех рассмотренных случаях речь идет не о настоящем опасном пороке по закапыванию, а о предварительном (предусмотрительном)хранении. При повторном воздействии ведущего, иногда даже без воздействия, собака принесет закопанный предмет. При своевременном предупреждении ведущего случаи не повторяются и редко доходят до "грехопадения".
Совсем иначе у настоящего могильщика, так сказать у закоренелого. Он возникает из-за привычки, т.е. при многократном повторении при отсутствии соответствующего контроля, либо когда ведущий неправильно воздействовал на него, либо вовсе не замечал закапывание, что на практической охоте вполне возможно. Если закапывание уже вошло в привычку, как это описано в случае 6),7), то в успешном излечении собаки нет никакой уверенности. Настоящего могильщика нельзя силой возвращать к закопанному предмету или к яме, где он закопал. Это абсолютное невежество и нужно всеми средствами уклонятся от то чтобы применять строгий ошейник и веревку. Закоренелый могильщик иногда производит прямо таки впечатление душевнобольного. На него не действует принуждение, он не реагирует на свист и зов и все время стремится держаться как можно дальше от закопанного. И вы едва ли найдете место захоронения. Он маскирует это место с невероятной сноровкой и сказочной скоростью. Если вы не видели этого, то усилия по поиску места в большинстве случаев будут напрасны.
К излечению: Сначала создается правильный контакт между хозяином и собакой, что в большинстве случаев продолжается довольно долгое время и иногда не достигается вообще без замены ведущего. Затем нужно позаботится, чтобы при упражнениях надежно находить закопанную тушку. Для этого к дичи закрепляется тонкая веревка в метр длиной в конце которой привязывается кусочек белого паролона. С помощью этого приспособления место захоронения устанавливается легко. Собака которая возвращается пустой, ползает в строгом ошейнике к месту прикопки тушки, здесь принудительно берет предмет и несет. При нахождении закопанной тушки, верхнюю часть освобождают от земли, твердо принуждают взять предмет, и при первом знаке хватания не экономят на похвалах и делают подачу радостным событием для собаки. Несколькими упражнениями это не достигается, нужно по меньшей мере несколько недель ежедневных упражнений с тяжелыми предметами и волоками, чтобы заставить собаку забыть ошибку. При этих упражнениях нужно всегда любезно обращаться, до тех пор пока она не закапывает. Это вовсе не обозначает, что собака надежно излечится, таким образом, и снова не закопает у своего раннего хозяина. Если она регулярно закапывает даже вопреки, неоднократным упражнениям, то только шок выстрелом или электрошокером остается как последнее средство. К тому же необходимо, чтобы виновника застать в начале погребения. Это наказание должно исходить от помощника, в то время как сам ведущий находится где то рядом и отдает команду на подачу. Затем если воспитанник проявил послушание снова похвала. Вопреки всему устранение порока удается не всегда, во всяком случае, если собака слишком долго закапывала и порок сильно укоренился. Собака становится одержимой и иногда производит впечатление, как будто абсолютно лишилась рассудка. Такая собака исключатся, как охотничья собака.

_________________
Сайт питомника дойч дратхааров Inkar-Dala http://inkar-dala.kz


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 21-02, 07:42 
Не в сети
ветеран форума

Зарегистрирован: 02-08, 18:40
Сообщения: 472
Откуда: Караганда
Браконьер
Собака, которая регулярно покидает дом и двор, чтобы поохотится в одиночку или с другой бродячей собакой, по моему представлению не излечима. Я даже не верю в то, что представители противоположного мнения вылечивали уже сформировавшего браконьера.
Если кто-то дает совет, что покидание двора с целью браконьерства, можно остановить с помощью цепи, то глубоко ошибается.
Предпосылка причины, лежит в безнадзорном бегании собаки в доме и во дворе. Стремление собаки, которая уже один раз познакомилась с бродяжничеством настолько непреодолимо, что попытки излечения не обещают успеха. Такая собака теперь может выпускаться только под непосредственным надзором хозяина. То, что касается вольера, то речь должна идти уже о клетке похожую на клетку льва. У собаки, которая хочет вырваться, и которой уже такой побег удался однажды, появляется очень невероятная сноровка и изобретательность. Она проскальзывает в такие дыры, которые мы считаем только кролику по силу, перепрыгивает заборы 2,5 метров, копает неожиданно глубокие подкопы и т.д.


Имеются даже собаки с такой высокой степенью стадией одичания, что на охоте становятся независимыми, и часами, а то и целыми днями браконьерствуют сами по себе. Противостоять этому есть только единственное средство, которое можно посоветовать: Это застрелить собаку.

Последняя глава этой книги неутешительна, но необходима. Мы никогда не можем сказать о "долге" собаки, но ответственность (долг) дрессировщика, а больше ведущего часто огромен.

_________________
Сайт питомника дойч дратхааров Inkar-Dala http://inkar-dala.kz


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 21-02, 07:46 
Не в сети
ветеран форума

Зарегистрирован: 02-08, 18:40
Сообщения: 472
Откуда: Караганда
Все закончил ! :o :o :o Целый год моей работы.

Кто хочет скачать в формате Word можно сделать здесь
http://inkar-dala.kz/biblioteka/

_________________
Сайт питомника дойч дратхааров Inkar-Dala http://inkar-dala.kz


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 62 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.

Часовой пояс: UTC + 2 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

| |

Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB